Главные новости дня

14 646 подписчиков

Свежие комментарии

  • Wolf
    Прекраснейший и талантливейший артист! Истинно русский человек с большой и светлой душой! Здоровья Вам много уважаемы...Существование Рос...
  • Полина Романова (железова)
    Наш дорогой и горячо любимый Леонид Куравлев! Артист с большой буквы! Здоровья Вам и творческого долголетия! Любим бе...Существование Рос...
  • bianka Белая
    Есть! И пусть ещё долго будет!!Существование Рос...

Гедройцизм – политическая отрава для Украины

Гедройцизм – политическая отрава для Украины

14 сентября Польша вспоминала Ежи Гедройца, политического публициста и дипломата, в связи с двадцатой годовщиной его смерти. Уроженец Минска, потомок шляхетского рода, ведущего свою родословную от литовского князя Гедруса, Ежи Гедройц стал автором геополитической концепции ULB – Украина – Литва – Белоруссия (Ukraina – Litwa – Białoruś).

Её он впервые озвучил в соавторстве с Юлиушем Мерошевским в 1960-х годах на страницах журнала «Культура» (Kultura), издаваемого Гедройцем во Франции. Гедройц и Мерошевский были политэмигрантами, и главным направлением их писательской деятельности были польско-российские и польско-советские отношения.

Суть концепции Гедройца – Мерошевского в том, что Польша должна отказаться от претензий на Украину, Литву и Белоруссию (ULB), требуя такого же отказа и от России. Страны ULB превращались, таким образом, в буфер между Польшей и Россией при одновременном отречении Варшавы и Москвы от польского и русского империализма, соответственно, во благо демократии и прав человека.

«Поляки и русские должны понять – только неимпериалистическая Польша и неимпериалистическая Россия имели бы шанс стабилизировать и упорядочить взаимоотношения»,

– провозглашал Мерошевский.

Внешне концепция с моральной точки зрения выглядела безупречно. Две конкурирующие державы, Польша и Россия, взаимно каялись в агрессивных действиях, совершённых в прошлом против маленьких соседей, и обещали впредь вести себя смирно, не совершая подобных действий в будущем, предоставляя украинцам, литовцам и белорусам возможности и пространство для национального подъёма и независимого политического развития.

Но внутренние механизмы реализации концепции Гедройца – Мерошевского были не так безупречны.

«На Западе мы будем значить ровно столько, сколько значим на востоке, а не наоборот»,

– писал Мерошевский.

Ценность польской государственности для западной цивилизации он ставил в прямую зависимость от её помощи Западу в деле развала Советского Союза.

Украина, Белоруссия и Литва вместе с Россией – это мощное евразийское государство, с которым Польше тягаться не под силу, а без России – маловлиятельные страны, признавали Гедройц и Мерошевский. Лучше жить без Львова, Минска и Вильнюса, но с Варшавой, Гданьском и Щецином – таков был их девиз для будущей Польши, возрождения которой они ожидали после крушения социалистической системы.

Не все поляки с ними соглашались. Многие считали отказ от «кресов всходних» (восточных территорий) с Львовом, Минском и Вильнюсом предательством польских государственных интересов. Гедройц и Мерошевский оставались непоколебимы в своём мнении: отдав Львов украинцам, Минск – белорусам, Вильнюс – литовцам, Польша сведёт на «нет» причины для будущих конфликтов с этими народами, зато Москве придётся много трудиться, чтобы заново убедить их в необходимости интеграции. А чтобы у Москвы ничего не получилось, Польша должна поддерживать в этих республиках специфические режимы.

И это ещё один нелицеприятный пункт в учении Гедройца – Мерошевского. Сами они называют эти режимы независимыми и демократичными, но это всё политические эвфемизмы. Разве украинцы и белорусы, если их страны будут действительно демократичными и независимыми, не начнут в силу многовековой культурно-исторической инерции сближаться с Россией и русскими, с которыми у них общий язык, общая вера и общая история, а у многих – и общие семьи? Ответ очевиден.

Чтобы этого не произошло, население этих республик надо обрабатывать националистической пропагандой, дабы посеять в его душе семена русофобии. Постсоциалистическая Польша этим и занялась, взяв концепцию ULB за основу своей восточной политики. Это единственный способ для Польши избежать объединения всех трёх ветвей общерусского древа – России, Украины, Белоруссии в мощный геополитический организм. Гедройц так и делал: публиковал на страницах «Культуры» опусы украинских националистов, но отказывал авторам, критиковавшим украинский национализм; водил знакомства с основоположником украинского фашизма Дмитро Донцовым и идеологом дивизии СС «Галичина» Владимиром Кубийовичем и, закатив глаза, рассуждал про демократию и права человека.

Как демократия и права человека могут быть совместимы с проповедью национализма и этнической ненависти? Гедройц и Мерошевский об этом молчат. Сказать-то нечего. Причём Гедройц всё время повторял, что его главной мыслью является создание суверенной Украины, и сам же признавался, зачем ему это надо: чтобы Украину использовать против России, а Россию – против Украины.

То есть, по сценарию Гедройца – Мерошевского, ни Киев, ни Москва не имеют право делать то, что не нравится Польше.

Этот сценарий ставит раз и навсегда крест на интеграции Киева и Минска с Москвой. Но почему, пся крев! («чёрт побери!» по-польски), украинцы и белорусы должны спрашивать разрешения у поляков? Поляки же не спрашивали у них разрешения на интеграцию в ЕС, НАТО и сближение с США. Польша оставляет за собой право интегрироваться с кем хочет и когда хочет, но запрещает это Украине и Белоруссии. Это и есть проявление концепции Гедройца – Мерошевского на практике.

Впрочем, Гедройц и Мерошевский великодушно разрешали восточным соседям Польши интегрироваться в западные блоки. Литва уже давно в ЕС и НАТО, и Варшаве это нравится.

Концепция ULB яростно отрицает принадлежность великороссов, малорусов и белорусов к одному народу (русскому). То есть внушает этим народам, что они должны добровольно расколоться на три взаимно конкурирующих куска. Поляки при этом остаются монолитной нацией и раскалываться не собираются. На западе Польши живут кашубы – 230-тысячный народ со своим языком и обычаями. Бывший польский премьер, а ныне председатель Европейского совета Дональд Туск – кашуб. Почему бы полякам не предоставить этому народу право на так называемую независимость? Или силезцам, которые периодически требуют для себя автономии? Но нет, Варшава крепко держит эти народы при себе, чтобы не допустить раскола государства. Вот такая справедливость по Гедройцу – Мерошевскому.

Директор Польского института в Киеве Роберт Чижевский заявил: «Может, пришло время, чтобы и с украинской стороны появился кто-то [такой как Гедройц]». То есть признался в желании Варшавы взрастить на Украине тех, кто под влиянием польской пропаганды а-ля Гедройц будет изнутри разлагать украинское общество и государство.

Призывая украинцев и белорусов не сближаться с Россией, Гедройц зазывал их сближаться с Польшей, что означает политическую ассимиляцию. Он сам был живым примером такой ассимиляции. Литовец по роду, ставший закоренелым поляком, – лучшая иллюстрация национальной политики Польши в отношении литовцев, как в период Речи Посполитой (объединение с Великим княжеством Литовским), так и в 1920-х годах.

Концепция Гедройца – Мерошевского – это рецепт превращения населения Украины, Белоруссии и Литвы в поляков с украинскими, белорусскими и литовскими фамилиями. Это попустительство национализму и его неизбежным идеологическим спутникам – неонацизму и неофашизму, что мы и видим сейчас на Украине.

Сожжение людей в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 г. – это гедройцизм. Расстрел Мариуполя украинскими карателями 9 мая 2014 г. – это гедройцизм. Бомбёжки мирных кварталов Донбасса в 2014-2015 гг. – это гедройцизм.

Гедройцизм – это синоним крови и убийств.

На фото. Ежи Гедройц – автор концепции гедройцизма

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх