Главные новости дня

14 701 подписчик

Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев14 января, 14:03
    Осталось их повесить у белого дома.«Охота на ведьм»:...
  • Виктор Шиховцев14 января, 14:02
    Вот кого кого, а Сороса я бы "новичком" с удовольствием угостил!Каковы цели Джорд...
  • Макс Моралевич13 января, 22:23
    Не станет! Санду обоссытся в свои кружевные трусики!Станет ли визит С...

Евразийская пятерка - 2020, три главных события: Казахстан

Евразийская пятерка - 2020, три главных события: Казахстан
Евразийская пятерка - 2020, три главных события: Казахстан

2020 год надолго запомнится всем нам, но помимо пандемии, перевернувшей всё с ног на голову, были в ушедшем году и другие события, важность которых нельзя недооценивать. Не стал исключением, разумеется, и Казахстан.

Кордайский погром

События, произошедшие в первой декаде февраля в Кордайском районе Жамбылской области, бросили длинную чёрную тень на все казахстанское общество. В ночь с 7 на 8 февраля сотни погромщиков ворвались в дунганские сёла Сортобе, Булар Батыр, Аухатты и Масанчи. Предшествовали этим событиям два не связанных между собой конфликта в Кордайском районе между казахами и дунганами. Несмотря на то, что виновные в конфликтах были найдены, а сами конфликты урегулированы, оба случая получили большую огласку в соцсетях и мессенджерах, где они были поданы как единое целое (что было неправдой) и сопровождались агрессивными националистическими высказываниями и комментариями.

Вечером 7 февраля у села Масанчи произошла первая массовая драка между казахами и дунганами, в которой с каждой из сторон приняло участие около 30 человек. Спустя пару часов на место первой драки прибыли уже около 2 тысяч казахов и 300 дунган. Подоспевшие представители районной администрации, глава полиции района и старейшины дунганской общины призвали собравшихся разойтись, однако началась стрельба, в результате которой погиб один дунганин, а ещё двое получили ранения.

Дунгане обратились в бегство, а собравшаяся толпа казахов двинулась на село Масанчи.

После разгрома Масанчи, которому практически никак не противодействовали полиция и СОБР, погромщики поехали громить другие сёла, по пути к ним присоединились приезжие не только из других сёл, но и из Алматы, Чимкента, Тараза. Лишь к утру 8 февраля ОМОН и войска Нацгвардии прибыли на место трагедии, и только тогда погромы прекратились. По официальной версии погибли 11 человек, десятки оказались ранеными, было сожжено 168 домов и 122 машины.

Несмотря на то, что власти сразу объявили, что произошедшие события – чисто бытовой конфликт (позднее официальная версия дополнилась мотивами борьбы неких криминальных группировок), для всех следивших за событиями национальная подоплёка в конфликте была очевидна. События в Кордае окончательно похоронили старательно выпестованный властями миф о Казахстане как витрине межнационального мира и согласия. Впервые в истории страны в результате одиночного события за пределы страны бежали тысячи её граждан, прося убежища у властей соседней Киргизии. Стала очевидной если не беспомощность, то явная слабость госаппарата на местах. Нацменьшинства страны с ужасом наблюдали, как мало требуется для того, чтобы канализировать агрессию представителей титульной нации по принципу «свой-чужой». А Ассамблея народа Казахстана окончательно продемонстрировала, что, увы, является бесполезным симулякром, нужным лишь для имитации участия представителей нацменьшинств в политической жизни страны. Сами же кордайские события стали ещё одной травмой казахстанской государственности наряду с Жанаозеном (в 2011 г. там произошли беспорядки с человеческими жертвами. – Ред.) и наверняка будут напоминать о себе обществу и власти ещё очень долго.

Межэлитно-внутриполитические пертурбации

Кризисные события завершившегося года стали не камнем, а огромным валуном, брошенным в болото внутриполитической жизни. Министерство здравоохранения Казахстана внезапно оказалось под пристальным критическим взглядом не только народных масс, но и различных надзорных органов. Коррупционная составляющая в казахстанской бюрократической системе является привычной константой, но в связи с остротой разразившегося кризиса властям пришлось принимать меры, чтобы привести в чувство тех, кто не понял всей серьёзности ситуации. Самым громким случаем стала отставка министра здравоохранения Биртанова, позже выяснилось, что против экс-министра заведено уголовное дело по статье о коррупции.

Едва ли не главной сенсацией политического сезона-2020 стали отставка Дариги Назарбаевой, а затем её внезапно спокойное возвращение в казахстанскую политику. Отставка старшей дочери Елбасы с поста спикера сената была весьма неожиданной для местной публики. Многие гадали, стоит ли за этим решением президент Касым-Жомарт Токаев, или же это дела внутрисемейные и дочь чем-то не угодила отцу. Тем более что поводы для недовольства были: тут и скандалы со сверхдорогой недвижимостью в Лондоне, и поведение сына Айсултана, регулярно становившегося скандальным ньюсмейкером. Эксперты строили прогнозы, что же станет с «кланом Дариги» после её невольного ухода с политического олимпа, однако оказалось, что все прогнозы были преждевременны и Дарига Нурсултановна (появившаяся в партийном списке партии «Nur Otan» на предстоящих выборах в парламент) по-прежнему вполне «внутрисистемный» человек, которого рано списывать со счетов.

Остроты разговорам об обострившемся внутриэлитном противостоянии в Казахстане добавили публикации влиятельных зарубежных газет The Wall Street Journal и Financial Times. С промежутком в один день издания опубликовали материалы, посвящённые Булату Утемуратову и Тимуру Кулибаеву – двум знаковым фигурам, непосредственно связанным с первым президентом Казахстана. WSJ рассказала о «заморозке» английским судом активов Утемуратова стоимостью в 5 млрд долларов, а FT поведала о том, как средний зять Елбасы зарабатывал на контрактах, связанных со строительством газопровода из Казахстана в Китай. Спустя несколько дней после публикации Т. Кулибаев обратился в Генпрокуратуру РК с просьбой провести проверку информации, изложенной в материале британского издания, т. к., по его словам, «никогда прямо или косвенно не участвовал в сделках, указанных в данной статье».

Стоят ли за данными публикациями какие-то внешние силы или же в Казахстане действительно началась внутриэлитная война компроматов, пока неясно. Но можно предположить, что наступивший 2021 год окажется в этом плане не менее интересным, учитывая, что даже до недавнего времени относительно лояльное к Елбасы и его семье радио «Азаттык» под конец 2020-го преподнесло сюрприз, опубликовав подробный обзор зарубежной элитной недвижимости семьи Назарбаевых. И есть стойкое ощущение, что это далеко не последняя публикация подобного рода.

Выборы в парламент

Несмотря на то, что сами выборы пройдут уже в наступившем году, все основные события, связанные с ними, пришлись именно на 2020-й.

21 октября К.-Ж. Токаев подписал указ, назначив выборы в новый состав мажилиса и депутатов маслихатов на 10 января 2021 г. Это первый за прошедшие 16 лет случай, когда выборы пройдут в положенный срок, а не досрочно. Также это первый случай голосования по партийным спискам. По словам президента, «пропорциональная модель полностью соответствует мировой демократической практике, способствует укреплению политической системы, развитию демократии, активизирует деятельность политических партий».

Если в целом заявление второго президента выглядит противоречивым применимо к казахстанским реалиям, то в отдельных пунктах с ним нельзя не согласиться. Например, в том, что цель предстоящих выборов – укрепление существующей в стране политической системы. По прогнозам наблюдателей и экспертов на предстоящих выборах, партия власти «Nur Otan» получит не менее 70% мест в новом составе парламента. Это должно послужить гарантией внутриполитической стабильности с сохранением за правящей партией законодательных рычагов.

Со стороны может показаться, что предстоящие выборы в мажилис (нижнюю палату парламента РК) ничем не отличаются от выборов в Сенат РК (верхнюю палату), которые прошли 12 августа и не привлекли внимания казахстанской общественности. Но есть основания предполагать, что это не совсем так.

Некоторые изменения в закон «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов», а также в закон «О комитетах и комиссиях Парламента Республики Казахстан» позволяют предположить, что новому составу парламента будет отведена более значительная роль в казахстанской государственной системе, чем это было раньше. Вводится институт парламентской оппозиции, которой будут предоставлены места одного председателя и двух секретарей постоянных комитетов мажилиса. Оппозиция получит право инициировать проведение парламентских слушаний не менее одного раза за сессию и определять повестку правительственного часа не реже двух раз в течение одной сессии. Судя по зарегистрированным партийным спискам, главной оппозиционной партией, скорее всего, будет назначена партия «Адал». В тандеме с правящей партией «Нур Отан» она будет занята демонстрацией присутствия демократических процессов в системе. Остальные же партии – НДПП «Ауыл», ДПК «Ак жол» и Народная партия Казахстана (стыдливо отбросившая из названия слово «коммунистическая») будут по большей части играть роли статистов.

Но, пожалуй, главным основанием для предположений об усилении роли парламента в наступившем году является присутствие в партийных списках политических «тяжеловесов» Казахстана (той же Д. Назарбаевой, к примеру).

Да и сама правящая партия «Нур Отан» впервые за всю историю провела праймериз, в которых приняли участие более 10 тысяч кандидатов, – вряд ли бы подобная процедура потребовалась, если бы это было простое «переиздание» парламента на следующий период. 

В целом же политическая система Казахстана, оставаясь в своей основе прежней, всё же вынужденно меняет свои контуры, приспосабливаясь к меняющейся обстановке. К чему приведут эти изменения, увидим в наступившем году.

_________________________

Фото: https://newtimes.kz/

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх