Главные новости дня

14 647 подписчиков

Свежие комментарии

  • Кузя Домовая
    Когда помрёт Ксющадь в России объявят три дня государственного праздника!Собчак позлорадст...
  • paraskovia ekcuzidi
    Как Навальный,гнать из России, пусть поживёт в Европе, пусть посмотрит , пусть найдёт работу, как все люди. Его до...Европа дорого зап...
  • paraskovia ekcuzidi
    Гнать таких как Навальный с рЕвропа дорого зап...

Умное разочарование: что сделали независимые депутаты Мосгордумы за год

Умное разочарование: что сделали независимые депутаты Мосгордумы за год

Исполнился ровно год, с того момента, как на выборах в Единый день голосования 8 сентября 2019 года была реализована технология т. н. «умного голосования» (УГ).

На самых интересных выборах того дня — в Мосгордуму — нечленам «Единой России» досталось 20 из 45 мандатов. Это был лучший показатель независимых депутатов за все время голосований.

Идея технологии УГ была проста — отнять как можно больше голосов у кандидатов от «Единой России». При этом партийная принадлежность или профессиональные качества оппозиционных кандидатов были для авторов.не важны.

Спустя год можно понять, что же на самом деле из этого получилось.

«Всякий сброд»

Стратегия «умного голосования» изначально вызвала критику, причем не только со стороны провластных экспертов, но и со стороны критиков режима.

Против УГ выступали Гарри Каспаров, Михаил Ходорковский и другие видные оппозиционеры.

Общий лейтмотив сомнений в идее УГ состоял в том, что, в отличие от Навального, они не считали, что цель (выбить из игры как можно больше кандидатов от партии власти) оправдывает средства.

Критиков смущало, что в результате УГ в представительный орган могут пройти люди, имеющие весьма смутное представление о законотворческой работе или с не очень чистым прошлым.
Яснее всех сомнения в полезности «умного голосования» выразил руководитель фракции «Яблоко» в Заксобрании Санкт-Петербурга Борис Вишневский. По его мнению, заложенный в основу «умного голосования» нигилистический принцип приводит к тому, что в легислатуры регионов изберется «всякий сброд». 

Относительный успех условно независимых кандидатов (то есть всех тех, которые на выборах в Мосгордуму 7-го созыва баллотировались не от «Единой России») сделал Мосгордуму «местом для дискуссий», но большего им за истекший год добиться не удалось. И, судя по динамике конфликтов между депутатами, второй год 7-й Мосгордумы в этом смысле вряд ли также принесет что-то новое.

Хотя юрист (сама бывший кандидат в московские депутаты) Любовь Соболь утверждала 26 августа, что депутаты Мосгордумы, поддержанные «умным голосованием», «продолжают работать на пользу москвичей», это звучит скорее как пожелание, чем отражение реального положения дел. Ведь по итогам первого года работы Мосгордумы 7-го созыва, оппозиция никак не могла повлиять на принятие законопроектов, которые для мэрии являются ключевыми.

В первую очередь это бюджет города на 2020–2022 годы. Он был принят большинством Думы в ноябре прошлого года, и ряд независимых депутатов его пусть с оговорками, но поддержали (общий итог: 35 — «за», 7 — «против», 2 — воздержались, 1 — не голосовал). Результаты бюджетного процесса уже тогда дали основания наблюдателям говорить, что некоторые оппозиционные депутаты отказались фронды в пользу более рационального сотрудничества с мэрией.

Также несмотря на критику со стороны независимых депутатов были приняты закон о штрафах за нарушение режима самоизоляции и положительный отзыв на поправки к Конституции.

Дарья Беседина, 31-летняя депутат, поддержанная «Яблоком», тогда жаловалась, что у ее «соратников» по «умному голосованию» нет единой стратегии или координации. Не появилось общего знаменателя у них и за весь год совместной работы.

«Яблочник» Евгений Бунимович объясняет неконсолидированность оппозиции тем, что те, кто был поддержан «умным голосованием» — это очень разные люди: «Среди них есть те, кто поддерживает власть, и те, кто абсолютно не поддерживает». Он также жаловался, что председатель думской комиссии по организации работы парламента может не поставить в повестку уже внесенный законопроект — и этот документ просто не рассматривается.

Коммунист Сергей Савостьянов, также поддержанный «умным голосованием» (но проголосовавший за предложенный мэрией бюджет), не исключает, что консолидация «умных депутатов» все же возможна. «Один бюджет сам по себе не является железобетонным подтверждением нашей лояльности к мэрии», — оправдывается он.

Плеть и обух

Отсутствие общего видения у «несистемных» депутатов на то, какие городские проблемы являются приоритетными, и служит главной причиной того, что законопроекты оппозиции поддержки в Думе не находят.

«Яблоко» за истекший год внесло 15 проектов. Из них дошли до рассмотрения только три и все три были отклонены. Коммунисты внесли девять законопроектов. Все они тоже были отклонены консолидированным большинством.

К примеру, группа депутатов Мосгордумы из числа «независимых» (коммунисты Евгений Ступин, Екатерина Енгалычева, Сергей Савостьянов, Олег Шереметьев и эсэр Михаил Тимонов) сообщили 26 августа, что подготовили проект постановления о повышении выплат ветеранам Великой Отечественной войны до 200 тыс. рублей в месяц. Это как раз тот пример «работы для пользы москвичей», на который ссылалась Любовь Соболь.

О том, когда будет (и будет ли вообще) Мосгордума рассматривать эту инициативу для дальнейшей ее передачи в Госдуму, на сайте самой Мосгордумы информации на сегодня нет.

Другая группа депутатов (Елена Шувалова, Дмитрий Локтев, Николай Зубрилин и снова Михаил Тимонов и Евгений Ступин) в июне направила обращение мэру столицы Сергею Собянину с требованием «остановить повсеместно происходящее принуждение» бюджетников к голосованию по поправкам к Конституции и наказать виновных.

Евгений Ступин, уже персонально, получил 5 сентября «от ворот поворот» от лица заместителя министра труда Ольги Баталиной в ответ на инициативу о выплатах 10 тыс. рублей детям 16-17-летнего возраста. Баталина объяснила, что такие выплаты в общей сумме 316 млрд рублей не предусмотрены бюджетом.

Среди депутатов из числа независимых, которые ярко проявляют себя в медийном пространстве, но мало что могут занести себе в актив кроме этого, пальма первенства, пожалуй, принадлежит Екатерине Енгалычевой (КПРФ) и Дарье Бесединой («Яблоко»).

Первая запомнилась своими выступлениями против чипирования людей и животных. Депутат-коммунист при этом ссылалась на Библию, видя в чипировании приближение апокалипсиса. Енгалычева также объясняла, что чип, имплантированный бабушке для улучшения слуха, «сведет ее с ума из-за голосов, которые появятся у нее в голове».

Дарья Беседина на первом же заседании Мосгордумы предложила Думе самораспуститься, поскольку она считает ее нелегитимной. Но сама она мандат, тем не менее, не сдала.

Беседина значительную часть своего рабочего времени уделяет борьбе за сохранение в городе троллейбусного транспорта. Об эффективности ее влияния на Департамент транспорта Москвы говорит тот факт, что с сентября в столице остался только один троллейбусный маршрут; вместо них мэрия задействует электробусы.

«Слабоумие и отвага»

Депутатские неудачи, как и достижения, не обязательно зависят от партийной принадлежности или от отсутствия таковой. В случае же с депутатами Мосгордумы, прошедшими туда по системе «умного голосования», главной причиной неудач является то, что их предвыборный «картельный сговор» рассыпался почти сразу после того, как цель — получение депутатских мандатов — была частью независимых кандидатов достигнута.

Политолог Дмитрий Орешкин уже на другой день после оглашения результатов выборов прогнозировал, что ждать от «так называемых оппозиционеров» какой-то консолидированной политики не стоит. Год работы Мосгордумы показал, что прогноз был верным.

Избранные депутаты разбежались по своим партийным фракциям и группам, и создать работающую оппозицию «Единой России» так и не смогли, а кто-то — в основном это депутаты от КПРФ — заведомо не собирался. Сегодня уже не вполне понятно, кому оппонируют «независимые» депутаты. Оппозиционность части из них сэволюционировала в создание «хайпа ради хайпа» — популистских информационных поводов, которые телеведущая Тина Канделаки однажды охарактеризовала как «слабоумие и отвага».

Дарья Беседина в своих первых после избрания интервью указывала, что Мосгордума — «самый бесправный парламент в стране», поэтому смысл борьбы за депутатские мандаты для нее и других независимых политиков — «громко говорить о полицейском насилии, о правах человека, на любую тему».

Этой возможностью оппозиционные депутаты пользуются по полной. Например, в феврале Енгалычева и Ступин рассказали журналистам, что их «избивали и месили» сотрудники ЧОП в район Раменки. При детальном расследовании оказалось, что никакого «замеса» не было, а было «оттеснение на тротуар» и «блокировка в автомашине», что далеко не одно и то же.

Группа депутатов, набивших руку на создании «хайпа», за минувший год определилась достаточно четко: в СМИ постоянно фигурируют имена одних и тех же: Евгения Ступина, Екатерины Енгалычевой, Михаила Тимонова (а вот Дарья Беседина в последнее время как-то «притухла»).

Они умело создают инфоповоды (то, что называется «умением работать с прессой»), но реальные результаты их работы в «бесправном» городском законодательном собрании можно перечислить по пальцам. Ведь большинство из 9685 обращений жителей столицы в Мосгордуму в 2020 году касались обеспечения правопорядка, проблем градостроительства и транспорта, вопросов ЖКХ, а не предложений «поговорить на любую тему».

В феврале фракция КПРФ в Мосгордуме сообщила, что за полгода работы в первом чтении было принято четыре из шести законов, внесенных депутатами-коммунистами. Оговорка про «первое чтение» важна, поскольку законопроекты должны пройти три чтения, дабы стать законами. А здесь, как было сказано выше, фракции КПРФ предъявить избирателям нечего.

Все те же депутаты (Дарья Беседина, Евгений Ступин, Олег Шереметьев, Екатерина Енгалычева, Дмитрий Локтев, Елена Янчук, Виктор Максимов и Сергей Савостьянов) в июне пытались устроить «бунт на корабле» — выразить недоверие председателю Мосгордумы единороссу Алексею Шапошникову. Как и многие другие инициативы независимых депутатов, попытка «докопаться до Шапошникова» — по выражению депутата Кирилла Щитова — тоже ушла в песок.

Особенно тревожным для сторонников «умного голосования» оказались факты коррупции со стороны депутатов, голосовать за которых рекомендовал ныне ликвидированный Фонд борьбы с коррупцией. Это подтверждает обоснованность опасений Бориса Вишневского и обесценивает саму идею «умного голосования» как инструмента борьбы за многопартийное представительство в региональных парламентах.

Таким «звоночком» стало уголовное дело в отношении депутата Мосгордумы Олега Шереметьева (КПРФ), которое в августе 2020 года возбудило Главное следственное управление СК РФ по Москве. (Это тот депутат, который в июле называл Мосгордуму «приложением [к мэрии] для поднимания рук», а заседания городского парламента «вакханалией».) Его подозревают в мошенничестве в особо крупном размере.

Шереметьева обвиняют в том, что с ноября 2019 по февраль 2020 года он представлял документы о премировании сотрудницы, содержащие «заведомо ложные сведения о выполнении той заданий особой важности». По этим документам Мосгордума выплатила сотруднице депутата более 2 млн рублей.

Осеннюю сессию Мосгордума встречает с двумя опустевшими местами коммунистов в пленарном зале — отправленного под домашний арест Олега Шереметьева и скончавшегося Николая Губенко. Эксперты считают, что до конца года может также освободится и место Енгалычевой. Кроме того, в Telegram-каналах часто мелькают сообщения о возможном сложении полномочий еще несколькими депутатами. Так это или нет, сказать пока трудно. Одно ясно — эти слухи создают дополнительный прессинг на думцев, заставляя их искать способы для политического выживания, заставляя даже радикальных противников власти идти на ситуативные компромиссы.

Все это лишний раз свидетельствует, что результаты «умного голосования» совсем не такие, как заявляют его организаторы.

Игорь Серебряный
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх