Военное дело

Какими же оскотинившимися варварами нужно быть, чтобы устроить подобное?..

Какими же оскотинившимися варварами нужно быть, чтобы устроить подобное?..

Эта мысль не дает мне покоя уже почти сутки. Человеческая жестокость — явление, лично для меня, привычное и где-то даже понятное. Тот, кого не прикладывали затылком об асфальт, как и тот, кто не делал этого с другими, точно не был десятилетним мальчишкой

Какими же оскотинившимися варварами нужно быть, чтобы устроить подобное?..

Тут же нечто совсем нездоровое. В 21-м веке, в центре Европы, на территории, где нет войны и нет нужды драться за кусок хлеба, человеку разорвали рот. Рот. Разорвали. Намеренно. Вы фото видели? Прилично так разорвали.

В кино часто показывают, как лихо герои сворачивают вражеские шеи. В армии же подробно объясняют механизм. Как ловчее схватиться, куда и в какой последовательности дернуть, чтобы вышло по-киношному. При этом, постоянно напоминают, что сие невероятно трудно, как физически, так и психологически.

Рвать рот живому человеку, думаю, не легче, а то и труднее. Он, скорее всего, будет осознавать, что именно с ним творят. Он будет кричать, вырывать и плакать от боли. Кто-то должен удерживать его за руки и ноги.

Другому придется сунуть пальцы в чужой рот и тянуть изо всех сил, глядя в лицо, чувствуя сбивчивое дыхание. Кожа начнет рваться, польется кровь. Пальцы будут скользить и срываться. Нужно действовать крайне осторожно, чтобы их не лишиться.

В том смысле, что это не какая-то агрессивная истерика.

И вот какими же оскотинившимися варварами нужно быть, чтобы устроить подобное? Немедленно вспоминается пленный, которому отрезали пальцы. С той разницей, что зверства на войне — это зверства на войне. А не у дверей вполне мирного сельмага.

Все очень плохо.

А может даже еще хуже.

И оно прогрессирует.

Игорь Гомольский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *