Главные новости дня

14 638 подписчиков

Макрон угрожает Ливану санкциями при отсутствии реформ

Макрон угрожает Ливану санкциями при отсутствии реформ

Макрон угрожает Ливану санкциями при отсутствии реформ

После произошедшего в начале августа катастрофического взрыва в Бейруте президент Франции Эммануэль Макрон посетил Ливан. В ходе визита 6 августа он осмотрел развалины Бейрутского порта и прилегающей территории, а также провел встречи с представителями руководства страны, представив план по оказанию французской помощи переживающему колоссальный экономический кризис Ливану.

Во время осмотра уничтоженной гавани Макрон заявил, что предложит Ливану «новый политический пакт», а затем вернется в страну в начале сентября. Французский президент пригрозил, что если местные силы ничего не смогут сделать сами, то он собственноручно «возьмет ситуацию под свою ответственность». Спустя месяц Макрон исполнил обещание и вновь оказался в Ливане.

Telegram-канал «Рыбарь» рассказывает о том, как прошел визит президента Франции и какие вызовы ставят перед ним попытки играть главенствующую роль в выводе Ливана из кризиса.

Франция-миротворец

У двух государств есть общая история: с 1920 по 1946 год Ливан был частью французского мандата, а между странами до сих пор существуют связи. Это помогает Парижу вести независимую политику в регионе с учетом местных реалий.

В отличии от США, Саудовской Аравии или Ирана, французское руководство стремится взаимодействовать со всеми тремя крупнейшими религиозными и политическими группами Ливана. Во время гражданской войны Франция предоставляла убежище покинувшим Ливан лидерам христиан-маронитов. Когда в 2017 году Саудовская Аравия фактически взяла в заложники ливанского премьер-министра суннита Рафика Харири и принудила его заявить об отставке прямо из заключения, французские власти приложили все усилия для его освобождения и удержания на посту.

Наконец, Франция является единственной крупной западной страной, которая не только не считает шиитскую партию «Хезболла» террористической организацией, но даже взаимодействует с ней по дипломатическим каналам. Это дает Франции возможность успешно использовать образ миротворца, заинтересованного не в уничтожении какой-либо религиозной или политической силы, а только лишь в благополучии всего ливанского народа. Разумеется, из самых лучших и бескорыстных побуждений.

Первые плоды

10 августа правительство Хасана Диаба подало в отставку спустя полгода работы и Франция сразу же заявила о необходимости скорейшего формирования нового кабинета министров. Эммануэль Макрон заявил, что Ливан должен избрать нового премьер-министра в срок до 1 сентября: французский президент намекнул, что в противном случае страна может не рассчитывать на финансовую помощь.

Буквально за день до визита Макрона был назначен новый ливанский премьер-министр. Им стал Мустафа Адиб — мусульманин-суннит, с 2013 года занимавший пост посла в Германии.

Премьер-министр Ливана Мустафа Адиб

В ходе голосования Адиб набрал 90 голосов из 128. Его кандидатуру поддержали такие политические партии, как суннитское «Движение будущего», а также шиитские «Амаль» и «Хезболла». Новый глава правительства был негласно одобрен французами, что неудивительно из-за наличия у Адиба связей с Францией. В частности, он получил образование в университете Монпелье и преподавал в других французских учебных заведениях. Сразу после назначения он назвал Францию «исторически братской страной».

Если обычно межконфессиональные разногласия превращали ливанские выборы в многосерийные мыльные оперы, то ультиматум Макрона привел к тому, что новый премьер-министр был выбран уже спустя несколько недель после роспуска кабинета министров. О том, что угроза французского президента сработала, свидетельствуют сравнение с недавним прошлым: например, предыдущего премьер-министра Хасана Диаба избрали только спустя 3 месяца после отставки правительства. Нынешний президент Ливана Мишель Аун и вовсе был выбран с 46 попытки спустя 2,5 года избирательного процесса.

К вам едет ревизор

1 сентября Эммануэль Макрон исполнил данное в начале августа обещание и прибыл в Ливан. Его визит во многом напоминал инспекцию, где французский президент был ревизором, а ливанцы — работниками, которые хотят задобрить проверяющую комиссию. В своем твиттере Макрон на арабском заявил, что возвращается в Ливан для совместной разработки плана выхода из кризиса.

Французские ВВС устроили в небе над Ливаном авиашоу с изображением цветов ливанского флага.

В заповеднике Гадж Макрон вместе со студентами учебных заведений посадил символически кедр, обратившись к радостным от встречи учащимся словами «Я рассчитываю на вас!»

Также президент Франции посетил место взрыва в городском порту Бейрута и заехал в госпиталь Аль-Харири, где он пообщался с находящимися на лечении пациентами.

Может показаться, что визит президента Франции был лишь рекламным ходом, предназначенным для демонстрации заинтересованности в положении дел простых ливанцев. Тем не менее, поездка в Ливан состояла не только из показательной части. Эммануэль Макрон совершил ряд встреч с местными политическими силами и сделал несколько важных заявлений.

Президентские аудиенции

Президент Франции провел переговоры с представителями ливанской политической элиты, в том числе президентом Мишелем Ауном, бывшим премьер-министром Саадом Харири и маронитским патриархом Бутросом Ар-Раи. Также Макрон встретился с Мохаммадом Раадом — главой политического блока «Хезболлы» в ливанском парламенте.

Таким образом, в ходе визита президенту Франции удалось пересечься с высокопоставленными представителями всех крупных конфессий в стране. Суть каждой встречи в целом была одинакова и сводилась к нескольким тезисам: необходимости структурных реформ, недопущения эскалации конфликта между шиитами, суннитами и христианами, а также скорейшее формирование нового правительства.

Макроном были выдвинуты конкретные требования: увеличение подотчетности и прозрачности ливанских государственных учреждений в течении 6 недель, международное участие в расследовании взрыва в бейрутском порту и аудит банковских счетов. Взамен он пообещал созыв международной конференции по помощи Ливану в следующем месяце.

Как и в случае со скорым избранием премьер-министра, ливанские политики оперативно отреагировали на требования Эммануэля Макрона. Политические партии заявили о готовности сформировать новое правительство в течении 15 дней, а исполняющий обязанности министра финансов подписал договор с нью-йоркской фирмой Alvarez & Marsal на бухгалтерский и финансовый аудит. Президент Аун назвал это важнейшим шагом в борьбе с коррупцией.

Страсти по «Партии Бога»

Эммануэль Макрон также сделал несколько заявлений, посвященных «Хезболле». Президент Франции указал, что шиитская партия получила свои места в парламенте после официально признанных выборов и представляет в органах власти интерес определенных слоев ливанского населения. Макрон назвал «Хезболлу» частью политической системы Ливана и эффективной силой, а также заявил, что отказ от переговоров с ней не пойдет на пользу стране.

На фоне позиции США и ряда других стран, открыто призывающих запретить шиитскую партию и признать ее террористической, может даже показаться, что президент Франции благосклонно относится к «Хезболле». Но это не так: по информации издания Le Figaro, во время визита 6 августа Макрон провел встречу с Мохаммадом Раадом. В разговоре с парламентарием французский президент заявил, что шиитская партия должна доказать свою преданность Ливану, а не Ирану, и лучший способ это сделать — прекратить участие в операциях в Сирии и Йемене на стороне иранских формирований.

И хотя сам Мохаммад Раад опроверг эти заявления, едва ли позиция французского президента отличается от предоставленной Le Figaro. Во время нынешнего визита Макрон в очередной раз заявил, что группировка должна сдать свое оружие. И добавил, что хоть пока этот вопрос и не является главной повесткой дня, спустя 3 месяца Франция вернется к нему вновь.

Фактически, французская позиция представляет собой компромисс, когда «Хезболла», с одной стороны, официально признается легитимной политической силой, а с другой — должна стать полностью подконтрольной центральным властям Ливана и распустить собственное военное крыло.

Что дальше?

Как и во время предыдущего визита, Макрон использует тактику «кнута и пряника». В качестве кнута выступают угрозы прекращения помощи и введения санкций, в качестве пряника — обещания оказать содействие реформам, гуманитарные поставки и само по себе личное внимание к проблемам Ливана. Другая особенность подхода Франции — стремление договориться с каждой политической конфессиональной группой без попытки исключить любую из них из процесса переговоров.

Отчасти это сработало: премьер-министр выбран в рекордные сроки, ливанские власти послушно заявляют о готовности выполнять требования. Партии приветствуют французскую инициативу, а народ восхищается вниманием к их проблеме и видит в Макроне чуть ли не спасителя.

Однако дальше Франция неизбежно столкнется с проблемами. Далеко не все страны рады посредническим усилиям Елисейского дворца в Ливане и видят в нем своего конкурента. Например, США недовольны позицией французских властей по отношению «Хезболле», которую американцы считают террористической организацией и агентом иранского влияния. Белый дом уже отреагировал на заявления Макрона: во время ближайшего визита в Ливан Дэвида Шенкера — помощника Госсекретаря США по Ближнему Востоку — не запланирована ни одна встреча с официальными лицами Ливана.

Однако «Хезболла» сейчас — далеко не главная тема Ливана. Основным источником проблем ливанцев является плачевное состояние экономики. Практически все местные политики в унисон говорят о неэффективной политической системе, однако умалчивают о том, как и чем ее можно заменить. Власть в Ливане поделена пропорционально между христианами-маронитами, шиитами и суннитами, но даже в этой ситуации многие политические партии считают себя обделенными властью. Сколько партий окажутся в лагере недовольных при ликвидации нынешней политической системы — вопрос открытый. И едва ли Елисейский дворец знает на него ответ.

Эммануэль Макрон также ограничен в своих действиях даже несмотря на определенную поддержку внутри Ливана. Например, маронитские партии «Катаиб» и «Ливанские силы» настаивали на назначении премьер-министром Навафа Салама — постоянного представителя Ливана при ООН и судьи Международного Суда с безупречной биографией. Однако Макрон заявил, что вступление Салама на пост главы правительства просто парализует ливанскую политическую систему из-за того, что все его инициативы будут блокироваться оппозиционным к нему большинством нынешнего парламента.

Наконец, если сначала население Ливана с огромным воодушевлением отреагировало на инициативы Макрона, то с течением времени вера во Францию, которая придет и решит насущные ливанские проблемы, начнет спадать. Уже сейчас часть граждан с сожалением отметила, что визит французского президента напоминал туристическую поездку, а Елисейский дворец волнуют только собственные интересы.

Но главной интригой являются события ближайших трех месяцев: в интервью изданию Politico Макрон заявил, что за этот срок ливанским властям необходимо провести реальные структурные преобразования, которые станут последним шансом нынешней политической системы Ливана. В противном случае французский президент пригрозил заморозкой помощи и введением санкций в отношении правящего класса.

Ливанская политическая или экономическая система не менялись десятилетиями, поэтому маловероятно, что они преобразуются за каких-то три месяца. По прошествии этого срока Макрон может оказаться перед необходимостью перехода к ранее обещанным крайним мерам. И это, потенциально, грозит перекраиванием политического ландшафта Ливана.

В интервью Politico Эммануэль Макрон сказал, что делает крайне рискованную ставку вмешиваясь в дела Ливана, а на кону стоит единственное, что у него есть — собственный политический капитал. Ближайшие три месяца покажут, насколько слова французского президента были близки к истине.

Omnia tempus revelat (Время разоблачает все — лат.).

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх