Политика

Ликбез по выборам: что будет, если в бюллетене поставить кандидату минус?

Ликбез по выборам: что будет, если в бюллетене поставить кандидату минус?

Не устаю удивляться отечественной способности на пустом месте изобретать велосипед или всякий раз заново выяснять, откуда дети берутся. С последующей напряженной дискуссией и взаимными обвинениями в клевете, безнравственности, идиотизме или обслуживании интересов Кремля.

Одна сильно умная политологическая дама с одним сильно умным журналистом но сайте одного сильно умного радио обсуждают, что значит недействительный бюллетень, является ли он бюллетенем установленного образца и вообще как с этими коварными сущностями себя вести. Такое бывает, если человек впервые сталкивается с незнакомой сферой деятельности. (В самом деле – откуда дети-то берутся?) В таких случаях перед субъектом познания встает развилка: либо постигнуть все самому, с помощью раскидывания могучим умищем – или обратиться к специалисту.

Ведь специалисту ведома не только инструкция по применению (в данном случае – закон о выборах), но и практические аспекты эксплуатации (правоприменительная практика). Если, например, предстоит судиться, разумный человек постарается найти адвоката. Чтобы, скажем, не размышлять мучительно, что значат слова судьи «к вашим показаниям отношусь критически». То ли судья страх как дотошен и отродясь ничего не принимает на веру; то ли у него просто с утра скептическое настроение.

Критическое отношение – это ведь нормально, не так ли? Тем более для судьи. Адвокат же вам переведет: вас вместе с вашими показаниями просто далеко послали.

Но для отечественного разума, приступающего к познанию, столь простой путь неприемлем.

Применительно к бюллетеням вопрос решается следующим элементарным образом. Бюллетень установленной формы – та самая бумажка с фамилиями кандидатов и многочисленными степенями защиты, которую вам выдают на участке. Если вы нарисуете что-то очень похожее или тайно изготовите копию с помощью карманного ксерокса, а потом запихнете в избирательную урну, то подобное добро «неустановленного образца» будет отсеяно еще до начала подсчета. Наравне с оберткой от шоколадки, которую пытливый ребенок всунул в щель вместе с маминым бюллетенем. Это просто мусор.

 

Недействительным считается бюллетень установленного образца, по которому невозможно установить результаты волеизъявления. То есть если в окошечках для голосования вообще отсутствуют отметки (любой формы) или, напротив, имеется сразу несколько отметок. При этом если окошечки пусты, из такого бюллетеня легко сделать действительный – поставив при подсчете воровским образом отметку в то окошечко, что ближе сердцу руководства. Если же отметки стоят сразу в нескольких окошках, уже нечего не исправить: «н/д» он и есть «н/д».

Почему я говорю про «любую форму»? Потому что в провинции еще не так давно работала такая байка политтехнологов: если вы за нашего главу, ставьте в окошке у его фамилии плюсик, а если против – то, понятно, минусик. Можно даже очень большой и жирный – от всей души!

Чем глуше и тише провинция, тем лучше. То есть выборы в столичных городах и в тихой провинции (особенно национальной) – очень разные по сути процедуры. В том числе с точки зрения подсчета. В городах фальсификата в целом заметно меньше.

Если же бюллетень перечеркнут крест-накрест, на нем написано слово из трех букв (или фамилия незарегистрированного кандидата), но при этом часть какой-либо буквы попала в одно из окошек – именно это окошко и будет считаться знаком волеизъявления. Ибо налицо отметка (любой формы) против определенной фамилии. Если же слово из трех букв есть, но все окошки остались чистыми – это прямое приглашение руководству избирательной комиссии поставить свою галочку туда, куда велит сердце. А брань и обидные слова – пусть даже в письменной форме – они на вороту не виснут.

Так что портить бюллетень тоже надо с умом – аккуратно поставив значки (любой формы) минимум в двух окошках. Если душа горит, можно и в пяти. Но функционального смысла это уже не прибавит.

Не прибавляет смысла и вписывание дополнительной кандидатуры в бюллетень. Это учитывается в большинстве американских штатов – но  не у нас. У нас считают только окошечки.

Теперь самое главное. Недействительный бюллетень считается наравне с прочими. Т.е. входит в число тех 100%, относительно которых вычисляются доли кандидатов. И если в ящике будет 10% недействительных бюллетеней, ни один из кандидатов уже не сможет получить свыше 90%. Если же (гипотетически) все 100% бюллетеней окажутся недействительными, все кандидаты получат 0%. Но если при этом попадется всего один действительный бюллетень, указанный в нем кандидат станет победителем. Таков наш закон.

Я предполагаю, что 18 марта графа «н/д» займет не самое последнее место – более 2% – опередив одного-двух «живых» аутсайдеров. Ведь в списке уже имеются реальные кандидаты, которым едва ли светит и 1%.

 

Еще одно техническое замечание. Страсти на тему: идти – не идти – портить бюллетень – уносить с собой – голосовать за  альтернативу – кипят только в довольно узкой прослойке людей, привыкших искать своим действиям рациональные объяснения. В большинстве случаев это обремененные высшим образованием жители крупных городов, прилично зарабатывающие, имеющие зарубежный паспорт и уверенно чувствующие себя в Интернете. Они склонны полагать, что выборы – это ответственный гражданский акт, а не игрушка «по приколу». Таких серьезных избирателей сегодня едва ли найдется более 5-10 миллионов из общего числа в 110 млн. Вот как раз среди этих максимум 10 млн. и расходятся концентрические круги взаимных обвинений в клиническом идиотизме, обслуживании Кремля, предательстве демократических идеалов, торговле родиной и пр.

Нет, я ничуть не утверждаю, что интеллигентские умствования глупы или бесполезны! Просто пытаюсь предостеречь от иллюзий об их судьбоносной значимости. Это всего лишь один элемент предвыборного ландшафта. Но не ключевой. Вожди этого спектра клятвенно уверяли:  кровавый режим рухнет в 2012-м… Потом в 2013-м… Далее остановки по всем пунктам. Мол мы организуем бойкот, и он покатится могучей волной… Мол никуда не денутся, зарегистрируют «настоящих кандидатов» – вы, главное дело, боритесь…

Но «настоящих» – кроме одного – так и не зарегистрировали. А ведь многие всерьез верили. По-честному. Получали по морде и по почкам, садились на нары, ссорились с семьями и с начальством, теряли работу. Теперь они вправе чувствовать некоторое рациональное разочарование – не в режиме (режимом никто из них и не был очарован), а в тех, кто решительно вел их в бой за правое дело, прозревая зарю скорой победы.

Вот так же и с явкой. Некоторое нарастающее разочарование и сомнение в народе чувствуется. Но как оно преломится в результатах голосования (к тому же искаженных неизбежными приписками в Чечне и прочих «электоральных султанатах») – бог знает. Лично мне кажется, что явка будет ниже 60%  – во всяком случае в крупных городах, которые поеживаются, кряхтят и никак не могут определиться. В2012 г. она (по официальным данным, содержащим долю чуровского фальсификата) составила 65.3%

В какой степени снижение будет следствием рационального решения бойкотировать, а в какой – поветрия «да идите вы все со своими выборами», – сказать трудно. Недействительных бюллетеней, думаю, будет больше обычного (на прошлых президентских выборах официально было 1,2%).

Как говорится, вскрытие покажет. Но понимание технической стороны выборного процесса в любом случае нашим избирателям не помешает.

 

По материалам Дмитрий Орешкин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *