Главные новости дня

14 635 подписчиков

Свежие комментарии

  • Любовь Листкова
    Страшно!!!Старому миру возм...
  • Кузя Домовая
    А "известный эксперт" уверен что Лавров должен брать в руки биту и в дипломатической миссии махать ей налево и направ...«Хватит извинений...
  • Виктор Тимошевский
    Наша беззубость на уровне МИДа,это отголосок нашей заинтересованности всего политического руководства в безконфликтон...«Хватит извинений...

Президентская гонка в США: социология против выборщиков

Президентская гонка в США: социология против выборщиков

На прошлой неделе Нейт Сильвер, аналитик и социолог, опубликовал в Twitter диаграмму, иллюстрирующую шансы Джо Байдена стать президентом, если он получит большинство голосов в ноябре, пишут в NYT.

Слово «если», вероятно здесь лишнее. Трудно найти кого-то, кто оспаривает, что Байден получит большинство голосов. Это не фантазия либералов. В недавней панельной дискуссии между четырьмя руководителями республиканской кампании, один из них признал: «Мы проиграем всенародное голосование». Другой ответил: «О, это само собой разумеющееся». Настоящий вопрос заключается в том, получит ли Байден больше голосов, чем президент Трамп, чтобы преодолеть предвзятость в Коллегии выборщиков.

Анализ г-на Сильвера обнадеживает. Если Байден выиграет на пять или более процентных пунктов (то есть он получит более семи миллионов голосов), то Трамп фактически проиграет. Если он наберет на 4,5 миллиона голосов больше, чем действующий президент? У него все еще три шанса из четырех стать президентом.

Однако, если Байден получит меньшее количество голосов, то шансов на победу не останется. Победа Байдена с тремя миллионами голосов? Второй срок Трампа внезапно становится более вероятным.
Если маржа мистера Байдена упадет до 1,5 млн, забудьте обо всем. Вероятность президентства Байдена в этом сценарии составляет менее одного из 10.

Не знаю как вы, но меня это очень злит. Да, я знаю, что Соединенные Штаты никогда не избирали своего президента прямым всенародным голосованием; я написал целую книгу об этом. Я до сих пор не могу понять, почему в условиях представительной демократии, основанной на принципе, согласно которому все голоса равны, человек, получивший наибольшее число голосов, может — и неоднократно — проиграть наиболее значимые выборы в стране.

Это случилось в 2016 году с Хиллари Клинтон, которая набрала почти на три миллиона голосов больше, чем Дональд Трамп (разница более двух процентных пунктов), но проиграла из-за менее 80 000 голосов в трех штатах. За два месяца до дня выборов шансы на то, что нечто подобное повторится, до ужаса высоки. Это плохо. Президент — это единственный пост, занимающий должность которого должен в равной мере представлять всех американцев, независимо от того, где они живут. Человек, занимающий этот пост, должен получить наибольшее количество голосов американцев во всем мире.

Коллегия выборщиков в том виде, в каком она функционирует сегодня, для многих является самым ярким напоминанием о том, что наша демократия несправедлива, не равноправна и не представительна. Ни одна другая развитая демократия в мире не использует ничего подобного, и не зря. Выборы, как сказал бы Трамп, — хотя и не по правильным причинам — сфальсифицированы.

Главная проблема Коллегии выборщиков сегодня заключается не в том, как считают и ее сторонники, и критики, что она дает непропорционально большую власть малым штатам. Эти штаты действительно получают поддержку выборщиков в Сенате, но это преимущество бледнеет по сравнению с настоящим виновником: общегосударственным законом, согласно которому победитель получает все голоса. В соответствии с этим законом, который штаты приняли для получения политического преимущества в первые годы существования нации, весь список президентских выборщиков отдается тому кандидату, который получил в штате наибольшее число голосов. Эффект состоит в том, чтобы стереть всех избирателей в этом штате, которые не голосовали за главного кандидата.

Сегодня 48 штатов используют такой принцип. В результате большинство из них считаются «безопасными» то есть удобными для одной или другой стороны. Никакие кампании не изменят этого. Единственные штаты, которые имеют значение для любой из сторон, — это штаты «поля битвы», особенно крупные, такие как Флорида и Пенсильвания, где колебание в несколько тысяч или даже несколько сотен голосов может переместить все симпатия избирателей от одного кандидата к другому.

Коррозия этой системы — не только современная проблема. Джеймс Мэдисон, известный как отец Конституции, был очень обеспокоен государственным правилом «победитель получает все», которое он считал одним из главных недостатков Коллегии выборщиков, сформировавшейся в начале 19 века. Как писал Мэдисон в письме 1823 года, государства, использующие правило «победитель получает все», «представляют собой нить из бус» и не отражают истинное политическое разнообразие своих граждан. Ему настолько не понравилась эта практика, что он призвал внести поправку в конституцию, запрещающую ее.

Не только либералы понимают проблему принципа «победитель получает все». В 1950 году представитель Техаса по имени Эд Госсетт выступил в Конгрессе, чтобы высказать свое мнение о несправедливости системы, которая дала одним избирателям больше влияния на выборах, чем другим, исключительно из-за того, где они живут. В то время Нью-Йорк был крупнейшим и наиболее важным штатом в стране, и избиратели, которые решали, в какую сторону он повернется, были расовыми и этническими меньшинствами в больших городских районах.

«Теперь, пожалуйста, поймите, у меня нет возражений против того, чтобы темнокожий в Гарлеме проголосовал, и чтобы его голос был подсчитан», — сказал Госсетт, — Но я возмущен тем фактом, что обе стороны потратят в сто раз больше денег, чтобы получить его голос, и что его голос стоит в сто раз больше в масштабе национальной политики, чем голос белого человека в Техасе».

«Справедливо ли, честно ли, демократично ли, действительно ли это в интересах кого-либо, отдавать такое преимущество нескольким тысячам» голосов от расовых и этнических меньшинств, продолжил он, «просто потому, что они находятся в двух или трех крупных промышленных штатах?».

Спустя двести лет после письма Джеймса Мэдисона правило штата, согласно которому победитель получает все, все еще наносит вред нашей политике и искусственно разделяет нас. Каждые четыре года десятки миллионов голосов американцев волшебным образом исчезают до того, как происходят настоящие выборы президента — примерно через шесть недель после дня выборов, когда 538 выборщиков собираются в столицах штатов по всей стране, чтобы отдать свои голоса за президента. «Синие» штаты отдают голоса всех своих выборщиков демократу, независимо от того, сколько республиканцев проголосовало за их кандидата; тоже самое происходит и в «красных» штатах.

Учитывая, что вопрос об упразднении Коллегии выборщиков в настоящий момент не обсуждается по ряду причин, лучшим решением было бы сделать то, что Мэдисон пытался сделать более двух столетий назад: избавиться от общегосударственного закона, согласно которому победитель получает все. Этого можно достичь с помощью Межгосударственного договора о народном голосовании — соглашения между штатами о предоставлении своих выборщиков кандидату, набравшему наибольшее количество голосов во всей стране, а не только в пределах их границ. Когда к нему присоединяются штаты, представляющие большинство голосов выборщиков, договор вступает в силу, делая голоса всех американцев значимыми. Победитель всенародного голосования автоматически становится президентом.

Если вы думаете, что это заговор озлобленных демократов, которые просто хотят победить, подумайте вот о чем: Техас станет «синим» штатом. Может быть, не в этом году, может быть, даже не в 2024 году. Но он движется в этом направлении, и когда он доберется туда, республиканцев ждет неприятный сюрприз. В 2016 году Дональд Трамп получил около 4,5 миллионов голосов в Техасе. Как только кандидат от демократов победит, все эти избиратели-республиканцы внезапно исчезнут вместе с любым реальным шансом выиграть. Как спросил Эд Госсет, насколько это справедливо?

Каждый раз, когда публикуется новый общенациональный опрос по президентским выборам, за ним следует хор ответов типа «Кого это волнует? Всенародное голосование бессмысленно». Что ж, мне не все равно. То же самое и с десятками миллионов других американцев.

И Дональду Трампу тоже. «Коллегия выборщиков — это катастрофа для демократии», — написал он в Твиттере в ночь выборов 2012 года. Почему? Потому что он верил, что Митт Ромни выиграет голосование и проиграет Коллегию выборщиков. Он не только ни разу не снял этот твит, но и продолжает утверждать, что выиграл всенародное голосование в 2016 году.

Источник
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх