Главные новости дня

14 654 подписчика

Свежие комментарии

  • ина купри
    Ни пяти земли российской! Новая Конституция обязывает иностранцев соблюдать эту норму.Олег Морозов: РФ ...
  • Юрий Можейко
    Этот ДУРАК ещё и что-то кому-то смеет обещать?Зеленский пообеща...
  • Vlad Влад
    А как назывались русские, в армии Власова? - ПРЕДАТЕЛИ...! Так вот и ответ, на твой вопрос, про тех, кто называет себ...«Путин правильно ...

Tom Dispatch: Переживут ли государственные школы ковид-19?

Tom Dispatch: Переживут ли государственные школы ковид-19?

Возможно, вы не удивитесь, узнав что новый эксперт по политике здравоохранения президента Трампа Скотт Этлас считает, что противодействие открытию американских школ этой осенью «глупо» и представляет собой не что иное как «истерию». В то же время по всей стране дедушки и бабушки, такие как я видят, что президент не способен взять ответственность за всё, что он делает, чтобы сровнять страну с землей. Естественно, он проталкивает, как маньяк — ну, он и есть маньяк — «снова открыть» американские школы посреди всё ещё продолжающейся пандемии. (Да, напомните мне, как это сказалось на экономике?)

В результате многие из нас с тревогой задумываются, что может означать для детей посещение в сентябре потенциально охваченных пандемией государственных школ, возможно, как в случае преподавателя Белль Чеслер (или одного из моих внуков), школы, где система вентиляции нестандартна и где в некоторых классах могут даже не открываться окна.

Мы задумываемся, что могут принести эти дети вечером домой вместе с домашним заданием, и когда они в школе ( если учителя не бастуют или не заболели и школа закрыта) смогут ли дедушки и бабушки знать, что дети в безопасности. В стране, охваченной пандемией и попавшей в руки человека, который явно не имеет ни малейшего понятия о ценности жизни кроме его собственной (и, возможно, своих детей), трудно не впасть в отчаяние.

Так что я сочувствую постоянному автору  TomDispatch Белль Чеслер, учителю и маме, сталкивающейся осенью с открытием школ. Рассмотрите  такой всеамериканский кошмар 21 века с её точки зрения, и тогда будете представлять будущее страны, в которой мы живём и в которой уже погибло более 170,000 американцев.

Том.

* * *

Семнадцать лет назад по совету моих родителей я решила стать учителем государственной школы. Когда я это сделала, мои мама и папа — сами преподаватели — предупредили меня, что выбор стать преподавателем вызывает нападки со стороны тех, кто смотрит на эту профессию с насмешкой и презрением. Они посоветовали мне быть сильной и справляться, когда урезано финансирование, в моей разумности сомневаются или эксплуатируется моё стремление помочь учащимся. Однако никто не предупредил меня, что мне придётся защищаться от тех, кто велит мне вернуться в класс и рисковать своей жизнью, жизнями моих учащихся и их семей, моих друзей, моего мужа и ребёнка посреди глобальной пандемии. И никто не сказал мне, что я буду волноваться выживут или нет государственные школы страны, уже находящиеся в осаде посреди хаоса ковида-19.

Возвращение учащихся в школы прямо сейчас просто передаёт всё большее желание в обществе вернуться к обычным делам. Мы хотим, чтобы школы открылись потому, что хотим ощущения нормальности во время глубочайшей неопределённости. Мы хотим делать вид, что школы (как и бары) спасут нас от стресса, созданного массовым кризисом государственного здравоохранения. Мы хотим верить, что если просто вернём наших детей в классы, то экономика восстановится, как и жизнь, к которой мы привыкли.

В реальности коронавирус  учит нас — или, по крайней мере, должен учить — что возврата к прошлому может и не быть. По мере того, как первые учащиеся и преподаватели начинают возвращаться в школы, стали появляться кадры переполненных коридоров, детей без масок и сообщения о вспышках Ковид-19, раскрывая глубину, в которую мы, кажется, жаждем погрузиться, когда речь идёт о безопасности и благополучии наших детей.

Итак, давайте назовём ситуацию так, какова она и есть: ошибочная попытка поддержать экономику, падающую к уровню Великой Депрессии, поскольку правительства страны, штата и местные власти не желают вести публичную политику на научном основании. Иными словами, мы живём в стране, борющейся за то, чтобы справиться со смертоносными последствиями уничтожения сети социальной безопасности ещё до того, как вирус пришёл на наши берега, и решений, руководимых самой эгоистичной политикой, а не общественным благом.

Возвращение в школу?

Для таких учителей, как я, с привилегией отсутствия необходимости работать на втором или третьем рабочем месте, лето может быть временем оценки прошедшего учебного года и подготовки к следующему. Я занимаюсь, читаю, разрабатываю новую программу и провожу время с семьей и друзьями. Лето — время собрать воедино все кусочки моей жизни, которыми я пренебрегала во время учебного года, и перезарядить свои физические и эмоциональные батарейки. Как и многие другие учителя государственных школ, которых я знаю, я отхожу чуть в сторону, чтобы вернуться.

Только не этим летом. В эти месяцы передышки не было. В Портленде, Орегон, где я живу, сочетание мятежа BLM, последовавшее вторжение федеральных агентов президента, царящее безумие и трагическое опустошение из-за коронавируса, как и рост числа бездомных и безработных внесли свой вклад в сейсмическое разрушение повседневности и структур нашего сообщества. Ощущение неопределённости и тревоги теперь пронизывает каждую часть повседневной жизни. С марта я полностью погружена в родительские заботы, остро осознавая отсутствие обычно незаменимой сети преподавателей, воспитателей, тренеров, вожатых в лагере, семьи и друзей, которые помогали мне растить ребенка, чтобы я могла помочь растить других детей.

Оторванность от моего сообщества и изоляция, вызвавшие разрыв обычных социальных связей, как и у моей дочери, и отсутствие доступа в школу произвели огромные влияние на нашу жизнь. И всё же, зная все это, глубоко переживая, я бы никогда лично не поддержала возвращение наших детей в школу, поскольку Ковид-19 продолжает оставаться вне контроля.

Без объединённых усилий с целью остановить распространение вируса — ведь количество заболевших превысило пять миллионов и 170 000 умерло — в том числе ношение масок, широкое тестирование, эффективное отслеживание контактов, достаточное финансирование для изменения физического расположения классов и школьных зданий, резкое сокращение классов и соответствующее личное защитное снаряжение для работников школ, возвращение в школу становится дурью огромного масштаба. Конечно, подобные усилия потребовали бы некоторой социальной сплоченности, новаторства и концентрации ресурсов, чего в эру Трампа не существует по определению.

Жертвуя уязвимыми

В конце июля, когда было объявлено, что школы в штате Орегон осенью откроются полностью он-лайн, я почувствовала две вещи: огромное облегчение и значительную печаль. Опыт виртуального преподавания весной привёл к тому, что во многих семьях страдали из-за отсутствия доступа к социальным, эмоциональным и образовательным ресурсам школы. Никто не понимает эту реальность лучше, чем учителя, которые посвящают свои дневные часы поддержке тех учащихся и родителей, видя, как они страдают.

Насколько освежающе было услышать от политиков всего политического спектра, как они делятся тревогой из-за увеличения разрыва в достижениях и того, как самый уязвимые американские дети будут отставать, если не будут учиться оф-лайн, настолько же их тревоги звучали пустыми. Наши самый уязвимые дети исторически получают наименьшее внимание со стороны наших школ, и более всех подвержены риску заболеть, если пойдут в школу. Никогда не ставя приоритетом нужды этих самых учащихся, их семей и сообществ, где они живут, эти политики набрались наглости требовать, чтобы школы открылись сейчас же.

Истинная забота о здоровье и благополучии подобных учащихся во время пандемии изначала бы расширение пособий по безработице, обеспечение помощи в аренде жилья и введение aвсеобщего здравоохранения. Ответ вряд ли состоит в том, чтобы отправиться уязвимых детей в здания, где они, возможно, подхватят инфекцию и принесут вирус в сообщества, которые уже непропорционально охвачены Ковид-19.

Приведу в пример мою школу, в которой система вентиляции сломана уже более десятка лет, недостаточно мыла и просто мест помыть руки, а окна не открываются. Иными словами, прекрасные условия для распространения вируса. Даже если бы мне дали защитную маску и хороший санитайзер для рук, я всё же была бы заперта в классе, где слишком много учащихся и неподходящий поток воздуха. И это всего лишь физические тревоги.

По-видимому, очень немногие люди обдумывают, а ещё меньше обсуждают, то, что с распространением вируса связаны долговременная психологическая травма. Что, если я, сама того не зная, заражу своих учеников или членов их семей? Что, если я принесу вирус домой, моей семье и друзьям? Что, если я подхвачу вирус от ученика и умру? Я знаю, ни один преподаватель не считает, что он-лайн обучение лучше для наших учащихся, но возврат к личному обучению, пока вирус в Америке всё ещё не под контролем, явно лишь внесёт вклад в дальнейшее его распространение.

Школы не способны вынести бремя этого кризиса. Политизация возврата в школу и  настраивание родителей против учителей — словно многие учителя сами не являются родителями — это хитрый способ снова сделать те самые школы козлами отпущения за многолетние провалы в финансировании, руководстве и политике. Сорок лет неолиберальной версии жёсткой экономии и изьятия денег у государственных школ администрациями и Демократов, и Республиканцев обеспечили , что в отличие от многих наиболее богатых стран планеты, государственные школы в США не имеют необходимой организационной поддержки, инфраструктуры или ресурсов, чтобы предусматривать и проводить безопасное и эффективное возвращение в школу.

А в перспективе в предложении бюджета на 2021 год администрация Трампа запросила $66.6 миллиардов для министерства образования, на $6,1 миллиарда меньше, чем в 2020-м. А вот Конгресс только что принял Закон об Одобрении Национальной Обороны, одобрив $740 миллиардов министерству обороны. Даже с предложенным выделением дополнительных  $70 миллиардов для школ в Законе HEALS, поддержанном республиканцами, второй попытке отреагировать на расширяющуюся пандемию, две трети этих фондов были бы доступны только школьным округам, которые введут оф-лайн обучение. А поскольку финансирование большей части школ связано с доходами местных органов и штата, потерпевших сокрушительный удар по экономике в связи с вирусом, школы в действительности будут работать в этом году с ещё меньшим бюджетом.

Приватизация на низовом уровне

Словно они хотят, чтобы мы потерпели неудачу. Возможно, наиболее влиятельный враг государственного образования в администрации Трампа министр образования Бетси ДеВо даже угрожала приостановить федеральное финансирование, если местные школьные округа решат осенью полностью перевести школы на он-лайн обучение. После того, как ей напомнили, что у неё нет полномочий это делать, она развернулась к тому, чтобы просить родителей рассмотреть другие варианты для своих детей. Эта просьба сводилась к тому, чтобы поощрять их забрать детей из государственных школ (лишая их значительной доли финансирования) и вместо этого получить ваучеры и отдать детей в частные или чартер-школы.

На этом ДеВо не остановилась. В попытке перенаправить финансирование, выделенное для учащихся с низким доходом по Закону CARES, первоначальной реакции Конгресса на пандемию, она постановила, что школьные округа, решившие использовать эти деньги на программы, которые могут быть выгодны всем учащимся (а не только с низкими доходами), должны ещё и заплатить за «такие же услуги» для всех частных школ в округе. Потенциально это $1.5 миллиарда в соответствии с Законом CARES, забранных у государственных школ и переданных частным. Такие школы уже получили выгоду по займам по Программе Защиты Оплаты, распределённых, как часть Закона CARES. Я уверена, вы не удивитесь, узнав, что они получат ещё больше, если пройдёт что-то похожее на нынешнюю версию Закона  HEALS в Сенате. Так легко увидеть, кто выигрывает, а кто проигрывает в подобном уравнении.

Опасения и тревога, спровоцированные неопределённостью в том, как государственные школы будут функционировать в хаосе настоящего момента, даёт основания к принятию решений на низовом уровне, которые отрицательно скажутся на этих основных институтах уже в обозримом будущем и могут даже внести вклад в ещё большую сегрегацию школ. Люди, вроде меня — белые, образованные и привыкшие рассматривать различные варианты — с трудом пытаются найти личные решения проблем, которые лучше бы решать организованным сообществом.

Некоторые семьи действительно предпочитают забрать детей из государственных школ, записывая их в он-лайн-академии, частные школы или на домашнее обучение. Другие образуют небольшие учебные модули или микро-школы и нанимают частных преподавателей или наставников для обучения детей.

Ирония такого развития событий в том, что многие белые люди, которые поддерживают движение  Black Lives Matter, принимают решение в отношении своих детей, которые негативно будут влиять на чернокожих учащихся ещё многие годы. Спад зачисления и отсутствие белых в государственных школах приведут к нехватке финансирования непропорциональности образования, которые наверняка подорвут всё, чего достигнут эти протесты.

Неизбежным результатом станут школы с большей сегрегацией, а разрыв между имущими и неимущими только расширится. В итоге приватизация в малом масштабе играет на руку тем, кто как ДеВо старается подорвать и, в конце концов, потенциально уничтожить государственное образование в пользу частных школ и чартер-школ, которые, что неудивительно, были сначала созданы с целью увековечить школьную сегрегацию.

Выживание государственных школ

Государственные школы — крайне неидеальные организации. Исторически они увековечивали расовое неравенство и укрепляли экономическое и социальное неравенство. Во многом они почти на любом мыслимом уровне плохи для всех наших детей. Их модели финансирования недалеко ушли от преступных, а отсутствие ресурсов по всей системе следовало бы считать немыслимым задолго до коронавируса(но в целом этого не происходило).

Но организации состоят из людей, и многие из них, и я в том числе, считают, что доступное всем бесплатное государственное образование представляет собой основу для надежды на будущее. В итоге школы могут оказаться нашим последним шансом на спасение того, что осталось от нашей расколотой нации и обещаний демократии. Откажитесь от них сейчас, когда они под угрозой на федеральном, низовом уровне и уровне штата, и вы подвергнете опасности судьбу страны.

Сегодня необходимы креативные решения, которые перенесут внимание на самых уязвимых из наших детей. Возможно, поможет привлечение пенсионеров, многие из которых сейчас изолированы дома, чтобы помочь маленьким группам учащихся, или граждан, которые сейчас без работы, платить им то, чтобы начать восстанавливать критическую структуру государственных школ или обеспечить дополнительную поддержку и наставничество тем детям, которые в противном случае могут отстать. Я знаю, что есть креативные решения, которые не просто выгодны наиболее привилегированным среди нас, а которые могут сконцентрировать внимание на самых обездоленных учащихся. Пора быть креативными, а не уходить из системы. Пора объединить ресурсы, одновременно умножая голоса учащихся, родителей и семей, которые исторически не привлекались к этим обсуждениям.

Долговременное недофинансирование государственного образования привело школы Америки на опасный перекресток, где недоверие к науке и советам экспертов угрожает самой структуре общества. Единственный способ выбраться из этой неразберихи — развернуть волну. Неужели мы действительно хотим, чтобы нами управляли страх и добровольные ограничения? Неужели мы действительно хотим, чтобы нас перемололи колёса организационного расизма, виртуально или в реале? Пора действовать более коллективно, чтобы действительно вернуть «государство» в государственные школы. Пора отложить в сторону партийность и защищать всех наших детей, пока мы движемся в неизвестное и непознанное.

Пока я готовлюсь к учебному году, в отличие от других лет я просто с ужасом ожидаю увидеть, как многие школы нашей страны, плохо подготовленные к такому повороту, открываются посреди пандемии. Измученная и с разбитым сердцем я без конца буду волноваться об учащихся и преподавателях, входящих в эти двери.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх