Экономика

Кому локдаун, а кому отец родной: Как малый бизнес пережил «коронакризис»

class=»post_img»>Кому локдаун, а кому отец родной: Как малый бизнес пережил «коронакризис»

Несмотря на кризис, в 2020 году малый и средний бизнес (МСБ), включая индивидуальных предпринимателей, принес бюджету Москвы 612 миллиардов рублей, то есть почти четверть всех доходов города. Это на 7% больше, чем в 2019 году. Как сообщил официальный портал мэра и правительства столицы, за последние 10 лет доля малого и среднего предпринимательства в бюджете столицы увеличилась более чем в два раза.

Тем не менее, в масштабах страны малый и средний бизнес в 2020 году понес серьезные потери и оказался одной из самых пострадавших сфер. По оценкам экспертов Центра стратегических разработок (ЦСР), численность занятых в МСБ работников в 2020 сократилась более чем на миллион человек.

Больше всего ограничения во время пандемии затронули предприятия сферы услуг, общественного питания, торговли, туризма и развлечений, где традиционно высока доля малого и среднего бизнеса. Хотя многим под конец года удалость адаптироваться к новой реальности за счет цифровизации и развития доставки. Зато заметно увеличились поступления в бюджет от субъектов, занятых в сфере информационных технологий, консалтинговой и научной деятельности, а также обрабатывающей промышленности.

По сообщениям СМИ, сейчас правительство рассматривает новый пакет мер поддержки бизнеса, примерная стоимость которого составляет 200 млрд руб. Он включает такие меры, как кредиты по нулевой ставке на зарплаты, списание долгов по налогам предприятиям из не восстановившихся отраслей, субсидирование займов малому и среднему бизнесу при найме нового персонала, упрощение перехода компаний на общий режим налогообложения. Правда, когда будет одобрен пакет и в каком объеме, пока неизвестно, так как соответствующие ведомства только прорабатывают предложение.

О том, как малые и средние предприятия будут преодолевать последствия пандемии в 2021 году, все ли смогут адаптироваться к новым реалиям и достаточно ли государственных мер поддержки для МСБ «Свободная пресса поговорила с генеральным директором и сооснователем компании SimpleFinance, которая занимается кредитованием малого и среднего бизнеса, Алексеем Басенко.

«СП»: — 2020 год получился очень непростым для всей экономики, но для малого и среднего бизнеса особенно. По некоторым данным, за год закрылось каждое пятое предприятие. Так ли это, насколько серьезно пострадала сфера?

— Сейчас сложно подводить итоги, но когда все введенные правительством ограничения и меры поддержки будут сняты, судя по всему, 20%-25% малого и среднего бизнеса из наиболее пострадавших сегментов так и не возобновит работу. Однако локдаун принес негативные последствия далеко не во все сферы бизнеса. Например, компании, работающие в области госзакупок, чувствуют себя вполне неплохо, а мерчанты e-commerce, которых мы активно кредитуем, существенно увеличили продажи в 2020 году.

«СП»: — Кто пострадал больше всего?

—  В число таких предприятий, например, входят туристические компании и гостиничные объекты, бизнес, связанный со сферой услуг — бары, рестораны, караоке, клубы и так далее. Доля банкротств и ухода текущих игроков из бизнеса может быть существенной в этом секторе.

«СП»: — Пока что в стране действует мораторий на банкротства. Что будет, когда его отменят, ждет ли нас волна банкротств предприятий и их контрагентов, не приведет ли это к кризису?

— Вряд ли это приведет к новому витку кризиса. И тут все точно также зависит от сферы деятельности, о которой мы говорим. Например, в портфеле банков доля кредитования МСБ не слишком велика, поэтому сокращение числа МСБ не настолько существенно для них, чтобы привести к кризису банковской системы.

В конечном счете, банкротство — это неспособность платить по обязательствам. И если, например, бизнес уже не смог пережить пандемию и сошел с дистанции, снятие моратория на банкротства ничего не изменит, а просто позволит констатировать факт закрытия ряда компаний.

«СП»: — Какие шаги необходимо предпринять для поддержки малого и среднего бизнеса? Есть ли предложения у бизнес-сообщества? Можно ли использовать западный опыт поддержки отрасли?

— Если под западным опытом поддержки понимать предоставление экономике большого количества ликвидности государством, то, теоретически, это возможно. Однако пока нет никаких признаков, что у нас будет такая поддержка. На мой взгляд, те меры, которые уже были реализованы — одни из финальных.

Что касается поддержки малого и среднего бизнеса в целом то, мне кажется, нашей экономике нужны системные шаги, направленные на увеличение доли бизнеса, не связанного с государством, качественное улучшение инвестиционного климата и кратное увеличение рынка венчурного финансирования.

Бизнес-сообщество неоднократно поднимало эти темы. Я уверен, что целенаправленные действия нужно предпринимать, в том числе и бизнесу, ведь 2020 год показал, что считавшиеся ранее эффективными бизнес-модели, так или иначе, уходят в прошлое. Выстраивание цифровых каналов ведения бизнеса и коммуникации, и владение информацией о клиентах выходят на первый план. Без этих знаний сегодня уже невозможно произвести качественный продукт и успешно продавать его.

«СП»: — Какие перспективы у малого и среднего бизнеса в 2021 году?

— С учетом того, что уже появились вакцины от коронавируса и пандемия, судя по всему, идет на спад, уже сейчас можно предполагать отсутствие дальнейших локдаунов и ужесточений. Это позволит компаниям более точно строить планы на 2021 год, что было очень сложно сделать в условиях неопределенности 2020-го.

Поэтому в этом году будет происходить некий отскок, особенно в пострадавших отраслях — компании покажут лучшие результаты по сравнению с 2020 годом, появятся новые игроки. В частности, бурное развитие рынка е-commerce, которое мы видели во время пандемии, может стать сильным драйвером для предпринимателей, которые уже сейчас хотят шире представить свои товары на «полках» площадок электронной коммерции.

«СП»: — Как бизнесу адаптироваться к новой реальности и все ли смогут это сделать?

— Опыт прошедшего года показал, что самый простой путь к адаптации заключается в развитии цифровых каналов продаж и коммуникаций. Ключевое значение теперь имеет сам продукт и его качественно-количественные характеристики, а не поставщик этого продукта.

Теперь, когда все товары и услуги разных поставщиков лежат на одних и тех же виртуальных полках прозрачных цифровых витрин, покупатель имеет еще более простую возможность сравнивать и делать свой выбор, это касается как b2c, так и b2b сферы. Те компании, которые могут делать хороший продукт релевантный для финального пользователя, быстро адаптировать свои процессы и способны обеспечить эффективные каналы дистрибуции, смогут быстро адаптироваться к новой реальности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *