Политика

Кому стоять на Лубянке?

Кому стоять на Лубянке?
Не затихают споры вокруг снесенного «московским Майданом» памятника Дзержинскому
Андрей Правов
02.03.2021

«Для такого рода решений требуется больше согласия. Памятники должны не раскалывать, а объединять общество». Этой решительной фразой мэр Москвы Сергей Собянин поставил точку на голосовании по выбору исторической личности, памятник, которой должен быть установлен на Лубянской площади в центре российской столицы.

Как известно, с инициативой проведения голосования выступила Общественная палата Москвы, и оно началось на прошлой неделе на сайте «Активный гражданин». Предлагалось два варианта – Феликс Дзержинский и Александр Невский. Шло голосование два дня. А затем последовало решение мэра поставить на нем точку.

Нет, отнюдь, согласно оценкам, не жирная. Закрыть волевым решением столь волнующий общество вопрос вряд ли возможно. И уж, во всяком случае, этого не сделать решением мэра. Ведь, как верно отметил сам Сергей Собянин, общественное мнение разделилось примерно пополам, и поэтому площадь останется в нынешнем виде. И это, безусловно, мудрое решение. Не стоит будоражить страсти.

Отдавать предпочтение одной из исторических фигур и принимать решение в пользу другой действительно означало бы ломать через колено позицию сторонников иного мнения. Так уже было сделано однажды – в августе 1991-го, когда толпа снесла с постамента стоявший на этом самом месте памятник Дзержинскому. Это был первый на территории бывшего СССР Майдан. И тогда все воспринималось как воля народа. Но довольно быстро выяснилось, что немалая часть этого самого народа такими действиями недовольна. И называет их радикальными. И даже антинародными.

Как известно, многотонный монумент Дзержинскому, стоявший напротив здания КГБ СССР с декабря 1958 года, демонтировали при помощи строительного крана, и он был переправлен в столичный парк «Музион», где стоит до сих пор.

Сейчас, в связи с начавшимся было и быстро свернувшимся голосованием о том, памятнику кому стоять на Лубянке, снова можно часто услышать мнение, что Россия – это страна, идеологически разделенная на две и даже более частей. Это, дескать, не только сторонники «красных» и «белых», но надо смотреть шире.

Похоже, правда в таких рассуждениях есть. За последние примерно полтора века наша страна прошла гигантский путь смены идей, идеологий и настроений в обществе. На смену народникам и террористам, «во имя светлого будущего» охотившимся за членами царской семьи и министрами, пришли либералы временного правительства, а вслед за ними большевики.

Началась Гражданская война. Победили «красные». Однако, как скоро выяснилось, они также не были монолитом. Мечтатели о мировой революции во главе с Троцким довольно скоро потерпели поражение. Прошли жесткие репрессии – аресты, пытки и лагеря ГУЛАГа.

Затем все это было объявлено новым партийным руководством ошибками, преступлениями и культом личности. Прошла недолгая «оттепель», сменившаяся довольно протяженной «эпохой застоя».

Затем последовали «новые времена». Идеи социализма и строительства коммунистического общества были решительно отброшены. И им на смену пришла новая национальная идея – «делать деньги», или «бабки», как их быстро прозвали в народе. Кстати, нечто подобное в России уже было в начале 1920 годов. Во времена НЭПа. Тогда по инициативе Николая Бухарина в стране был выдвинут лозунг «Обогащайтесь».

Ход мыслей многих наших соотечественников далеко не всегда успевал, и успевает, за «сменой декораций». Довольно многие еще продолжали, и продолжают до сих пор, быть сторонниками уже как бы отмененных идей и принципов.

И даже сегодня можно с одной стороны найти, например, экзотических сторонников Троцкого, а с другой – Столыпина. А уж поклонников политики Сталина так просто, как говорится, «пруд пруди». Причем последних становится все больше по мере того, как претворяют в жизнь свою идею «обогащайтесь» поклонники рыночной экономики.

Ну, нет у нас пока ярко выраженной национальной идеи! Хотя культивируемые в обществе принципы патриотизма, любви к Родине и уважения к старшим, прежде всего к ветеранам Великой Отечественной войны, конечно, правильны. Но в целом, общество расколото.

И это четко показало голосование по поводу того, кому устанавливать памятник на Лубянке. Сторонники и противники обоих кандидатов приводят довольно весомые аргументы в их пользу. Сторонники Александра Невского напирают на его решимость и храбрость в борьбе с врагами русского народа. На то, что Невский Русской православной церковью причислен к лику святых. Противники, в свою очередь, подчеркивают, что князь, дескать, почему-то всегда выступал против «угрозы с Запада» и категорически противился приходу на Русь католичества. Однако дружил с Золотой Ордой. К тому же, дескать, никакого отношения к Москве не имел.   

Сторонники Дзержинского, в свою очередь, заявляют о том, что памятник ему на площади, мол, стоял и был демонтирован незаконно. Подчеркивается большая роль «Железного Феликса» не только в революционном движении, но и в мирном строительстве в СССР. Особенно в борьбе с беспризорностью.

Противники же делают акцент на том, что Дзержинский является «крестным отцом» ЧК, то есть карательной машины Советской власти, на счету которой множество невинно загубленных жизней. Кроме того, также высказывается мнение, что за деятельность, которой занимался польский революционер до 1917 года, то есть против существовавшего тогда в России режима, он вполне мог бы быть привлечен к уголовной ответственности даже по нынешним российским законам.

Однако при такой логике в Москве следует снести множество памятников. Оставить только писателям, да и то не всем. В случае с Пушкиным и Гоголем – все понятно, а вот в случае с Маяковским – по логике некоторых либералов, уже, дескать, сомнительно. Тем более можно усомниться в памятниках некоторым революционерам и бурным событиям начала прошлого века.  

Например, обращает на себя внимание скульптурная композиция, стоящая возле метро «Улица 1905 года». Там бронзовая женщина в платке смело держит под уздцы такую же бронзовую лошадь, на которой восседает казак, явно направленный в район Красной Пресни навести там порядок. А молодой рабочий парень пытается стащить казака на землю. Что это? Применение силы в отношении представителя службы по наведению порядка? А для чего власти использовали в революционной Москве 1905 года казаков? Разве не для того же самого, что делают сейчас власти в разных странах – для усмирения беспорядков? Выходит, что памятник героизирует бунт и избиение представителей власти. Разве не так?

Можно обсудить и некоторые другие памятники и скульптурные композиции, установленные по стране. Здесь только дай волю порассуждать…

Таким образом дискуссия вокруг того, кому надо устанавливать памятник на Лубянке может привести к самым неожиданным последствиям. Страна у нас такая. Ну, нет в ней единства мнений!

Нет единого взгляда на многие события в истории. Причем, в том числе, и на недавние. Слишком сложная у нас эта самая история получилась. Слишком быстрым шагом мы шли через смену режимов и ценностей в последние сто и более лет. Слишком стремительно и кардинально все менялось в головах.

А поэтому прав мэр Собянин. Надо подождать чуток. Сесть и призадуматься – какие памятники и кому нам следует возводить. Чтобы память о человеке уважалась представителями самых широких кругов нашего общества. И в конце концов все-таки определиться какая Россия является «правильной» – для всех. А то, неравен час, дело может снова дойти до рукопашной…  

Специально для «Столетия»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *