Политика

Досрочные парламентские выборы: Молдову в очередной раз испытают на разрыв

Досрочные парламентские выборы: Молдову в очередной раз испытают на разрыв

За прошедшие с момента распада СССР годы, а в этом году наступает уже печальный 30-летний юбилей этого события, далеко не все новообразованные государства обрели реальную независимость. Строго говоря, реально независимыми являются не более половины из бывших 15 союзных республик. Остальные государства, для которых независимость является всего лишь формальным прикрытием внешнего управления, также можно разделять по степени того, насколько действительно важные для страны решения принимаются непосредственно в их столицах и непосредственно их гражданами.

Если рассматривать с этой точки зрения Республику Молдова, то говорить о независимости страны просто неуместно. Уже хотя бы потому, что в данный момент значительное число депутатов парламента, министров и целый ряд глав правительства, помимо молдавского гражданства, имеют паспорт соседней Румынии, при получении которого они проносили присягу на верность этому государству. Избрание президентом Майи Санду открыло новую страницу в истории страны – впервые главой государства и верховным главнокомандующим стала иностранная гражданка, которая также принесла присягу на верность Румынии. Её идеал – обеспечить поглощение Молдовы Румынией.

Однако, когда говорят, что РМ находится под внешним управлением, имеется в виду не только и столько засилье лиц с иностранным гражданством в государственном аппарате Молдовы, поскольку все они, по сути, выполняют роль более или менее важных винтиков в сложном механизме. Гораздо более сильный и в то же время  скрытый инструмент управления Молдовой – подписанное в 2014 году соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

Правда, процесс установления внешнего управления начался задолго до этого временного рубежа. Пожалуй, первым серьезным успехом Запада в Молдове, который положил начало колонизации страны, стал срыв в 2003 году подписания соглашения между Кишиневом и Тирасполем, которое предполагал уже согласованный к тому времени документ, известный как «меморандум Козака». Именно тогда президент В. Воронин поддался на давление западных послов и дал «задний ход» в самый последний момент. Именно при президенте Воронине, который на тот момент полностью контролировал парламент страны, где возглавляемая им партия имела конституционное большинство, был принят закон, разрешавший в Молдове двойное гражданство. Впоследствии именно это и привело к проникновению на самые высшие государственные должности чиновников с иностранными паспортами в кармане. Именно тогда был введен в обиход термин «евромодернизация», который потом был заменен на «евроинтеграцию», в качестве стратегического направления развития страны. И именно В. Воронин в июне 2005 г. во время визита в Брюссель лично передал письмо генеральному секретарю НАТО с просьбой о разработке и внедрении Индивидуального плана действий партнерства Республика Молдова – НАТО. 

В принципе председатель Партии коммунистов вместе со своими советниками и партийным аппаратом представлял вполне «проевропейский» режим. Однако тот факт, что партия Воронина контролировала парламент, делало его менее управляемым, чем та проевропейская коалиция, которая пришла к власти в 2009 году. Пришедшие к власти «новые проевропейцы» оказались на редкость вороватыми, на редкость наглыми и на редкость циничными деятелями. Они ссорились между собой, плели интриги, разворовывали западные гранты и кредиты, но при всех этих недостатках, порицаемых нормальными людьми, имели неоспоримое и важное преимущество в глазах Запада – раскрыв рот, смотрели на него и беспрекословно выполняли не только открытые директивы, но и малейшие пожелания, выражавшиеся пусть даже и полунамеком.

Именно в этот период получила распространение практика принятия законов, которые рекомендовали молдавским парламентариям западные «партнеры по развитию». Одним из первых таких законов стал вызвавший массовые протесты в православной Молдове «Закон о равенстве шансов», который фактически открыл дорогу для экспансии в молдавское общество представителей ЛГБТ. Принятие этого закона являлось условием для выделения Молдове даже не гранта, а кредита, который был впоследствии быстро «распилен» проголосовавшей за закон «проевропейской коалицией».

Подобная практика стала обычным явлением вплоть до 2019 года – международные финансовые организации обуславливали продолжение финансирования принятием тех или иных законов, как например, повышением пенсионного возраста или, наоборот, заявляли, что, если закон, который их не устраивал, будет принят, программа финансирования будет закрыта. Так произошло, например, когда в декабре прошлого года был отменен закон, который устанавливал, что кража одного миллиарда долларов из банковской системы страны должна была компенсироваться за счет граждан Молдовы. Отмена этого закона вызвала резкое недовольство МВФ, который приостановил программу финансирования РМ. С критикой этого и ряда других законов выступил представитель ЕС Петер Михалко. Это один из самых очевидных примеров «внешнего управления» Молдовой.

В этом контексте вернемся к подписанному в 2014 году договору об ассоциации с Евросоюзом. Впоследствии представители тогдашнего «проевропейского» руководства РМ признали, что даже не ознакомились до конца с подписанным документом. Более того, договор был практически тождественен аналогичному договору, подписанному тогда же Украиной. И это при наличии громадных различий между странами по размерам, населению, структуре и экономическим показателям. Очевидно, что этот договор имел не экономический, а политический подтекст, причем явно не в пользу Украины и Молдовы.

Правда, в отличие от Украины, Молдова в период президентства Игоря Додона получила статус наблюдателя в ЕАЭС. Это дало стране целый ряд преимуществ, в первую очередь в плане доступа на рынки стран Евразийского экономического сообщества и к ряду программ экономического блока. И вот тут-то и проявились наглядно преимущества сотрудничества с ЕАЭС. В первую очередь они заключаются в том, что это межгосударственное объединение является чисто экономическим и не выдвигает никаких политических условий. Ярким примером этого стали переговоры о выделении Молдове кредита Российской Федерацией. В ходе переговоров вопрос выделения кредита обсуждался с чисто экономических позиций. К сожалению, уже в РМ выделение кредита стало политическим вопросом и под давлением тех же западных «партнеров по развитию» Конституционный суд объявил уже достигнутое соглашение «антиконституционным».

Период президентства Игоря Додона и особенно то, что Партия социалистов играет ведущую роль в парламентских коалициях, которые существовали в законодательном органе в последнее время, являются «головной болью» для западных кураторов РМ. Именно поэтому победившая на президентских выборах М. Санду стремится переформатировать парламент под предлогом того, что действующие депутаты не пользуются достаточным доверием. На самом деле, в основе стремления провести досрочные выборы лежит расчет на то, что в этом случае сыграет свою роль европейская диаспора и удастся прийти к тому парламенту, который будет выгоден Западу. В этом случае в парламент, по расчету Санду, должны прийти представители прозападных НПО, которые уже проявили себя в качестве членов партии PAS, председателем которой была сама Санду до победы на президентских выборах.

«В молдавском обществе за долгие годы сложилась целая каста жрецов карго культа – многочисленные «эксперты» из разнообразных «институтов», «независимые журналисты», сотрудники разного рода НПО, работа которых состоит в регулярных кампаниях и отправлении ритуалов культа европейского вектора. Преодолеть эту инерцию пустословия и перейти к разумным действиям по созданию собственной экономики будет крайне сложно. Но если этого не сделать, мы превратимся в зону сафари, населённую полуграмотными туземцами», – считает журналист и политолог Олег Краснов.

Слепая ориентация на ассоциацию с ЕС грозит повтором в Молдове того, что происходит сейчас на Украине – запретом русского языка, полным разрывом с Россией, ужесточением внутренней политики в виде запрета оппозиционных СМИ и телеканалов, а в самой мрачной перспективе – и размораживанием приднестровского конфликта. Присутствие российских миротворцев в Приднестровье является постоянным фактором раздражения для Запада и его политических марионеток в Молдове.

Возвращаясь к полуколониальному статусу Молдовы, как и Украины, и Грузии, можно обоснованно утверждать, что эти страны, не являясь самостоятельными государственными субъектами, стали объектами политики Запада против России. Представители Киева не случайно делают заявления о войне с Россией. Только там закрывают глаза на то, что эту войну ведут не столько они, сколько коллективный Запад, который воюет с Россией украинцами, точно так же, как в 2008 году пытался воевать с Россией грузинами.

Будет ли Запад воевать с Россией молдованами? Этот вопрос остается открытым. По крайней мере, до итогов досрочных парламентских выборов. Только самым близоруким в политике не ясно, что дальнейшее сближение Молдавии с Западом в случае победы прозападных партий на этих выборах несет угрозу утраты республикой суверенитета и национальной идентичности. Интересам Молдавии отвечает её евразийская интеграция.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *