Экономика

Лес для строительства домов становится в России дороже золота

class=»post_img»>Лес для строительства домов становится в России дороже золота

Эпопея борьбы с дефицитом товаров и ростом цен в России нарастает как снежный ком. Не успело правительство толком справиться с сахаром, подсолнечным маслом, зерном, гречкой и бензином, как на него свалилась новая напасть — кто бы мог подумать, но, похоже, в самой богатой природными ресурсами стране внезапно закончился еще и лес. По крайней мере, такие выводы напрашиваются на фоне последних решений и заявлений нашего Минпромторга.

Например, еще в апреле ведомство предложило запретить экспорт древесно-стружечных плит на период с 1 июля по 31 декабря нынешнего года в связи с тем, что запасы этих материалов достигли минимума, что спровоцировало их удорожание до 40%.

Но это еще не все. Теперь Минпромторг задумывается о принципиальном ограничении экспорта уже вообще всех пиломатериалов, введении вывозных таможенных для тех из них, чья влажность превышает 22% (сейчас по многим породам они нулевые), а также включении этой продукции в перечень существенно важных для внутреннего рынка товаров. А все, как уже несложно догадаться, потому, что за последний год стоимость расходных материалов для строительства деревянных домов выросла в два раза.

Так, ссылаясь на данные Ассоциации деревянного домостроения, «Коммерсантъ» уточняет — если в апреле 2020 года кубометр досок стоил в среднем 11−13 тысяч рублей, то к настоящему моменту этот показатель варьируется в диапазоне уже от 22 до 26 тысяч рублей. Как пояснили в Минпромторге, во всем виноват рост цен на древесину на мировом рынке: сейчас они опережают внутрироссийские на 7−30% в зависимости от вида продукции.

На этом фоне возникает вопрос — что делать россиянам? Ведь пиломатериалами, в отличие от сахара и бензина, особо впрок не закупишься.

— Лес как таковой в России, конечно, кончиться не может, — отметил в беседе с «СП» аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев. — Эта проблема [рост цен на пиломатериалы] носит чисто локальный характер, потому что древесина — не воздух, сама не появляется, ее нужно пилить, строгать, обрабатывать и так далее. Поэтому-то достаточных ее запасов и не оказалось сейчас. Как, впрочем, не оказалось их и по ряду других ресурсов, и прежде всего — металлов, которые тоже заметно выросли в цене.

«СП»: — В чем же причина? Если с теми же металлами ситуация может быть объяснена, например, отсутствием квалифицированного персонала, то с лесом что? У нас его вдруг стало некому валить?

-Во-первых, надо иметь в виду, что не последнюю роль в этом сыграла низкая база прошлого года. В тот период спрос на пиломатериалы сильно упал, а теперь начинает активно восстанавливаться. Во-вторых, инфляция издержек неизменно приводит к росту цен. В-третьих, Россия лесом-то богата, а вот другие страны — нет. И, естественно, наши экспортеры, пользуясь тем, что там цены взлетели гораздо сильнее, чем в два раза, стали гнать пиломатериалы туда. Хотел бы я посмотреть на бизнесмена, который пренебрег бы возможностью на этом серьезно заработать. Само собой увеличение объема поставок за рубеж привело к тому, что внутренний рынок обнажился, а цены подтянулись к мировому уровню.

«СП»: — Ограничение экспорта поможет снизить цены?

— Заготовителям, понятно, просто придется сейчас больше и активнее трудиться, пилить, производить и так далее, чтобы возросший спрос удовлетворить. Но вот насколько оправданы окажутся те решения, которые сейчас обсуждаются в правительстве, — вопрос все же спорный.

Если эта мера окажется кратковременной, а не постоянной, то, полагаю, она может сработать для того, чтобы сбить эту «первую волну» ажиотажа. Впрочем, это далеко не самый лучший вариант. Мы уже вводили, например, ограничение на экспорт пшеницы, однако она все равно продолжает расти в цене. Мы вводили ограничения на сахар и подсолнечное масло, а они все равно растут в цене. Это слишком острое оружие, им можно сильно порезаться. Подобные вещи хороши в небольших объемах и на протяжении непродолжительного времени. Если же вводить ограничения всерьез и надолго, то эффект может оказаться обратным.

«СП»: — Аналогию с продуктами можно проводить? Просто будут придерживать товар на складах, провоцируя ажиотаж?

— Вполне возможно. Потому что как экспорт не ограничивай, ориентироваться-то все равно будут на мировые цены. И как тут поступать? Если жестко ограничивать отпускную цену, как с сахаром, то дефицита не избежать. А на носу лето, активный строительный сезон.

«СП»: — «Наверху» сейчас решается вопрос о создании единой госкорпорации, которой в перспективе могут отдать все полномочия по тотальному контролю за экспортом леса. Чего ждать от этой меры?

— А вот это плохо, честно говоря. У нас уже есть, например, единая госкорпорация, владеющая нефтяной трубой, «Транснефть». У нас есть единая госкорпорация по газу. Что имеем по итогу? Какую цену нефтяная госкорпорация называет, по такой и закупаются. Больше всех в мире добываем газа, а половина страны не газифицирована. Любая монополия неизбежно приводит к росту цен и падению качества обслуживания.

И уж единая госкорпорация в сфере лесного экспорта будет точно вредна. Здесь мы, полагаю, с огромной долей вероятности столкнемся и с дефицитом стройматериалов, и с высокими ценами, и со всеми остальными неприятными издержками. Лучше, я считаю, просто развивать отрасль, увеличивая количество игроков. Чем больше их будет, тем гибче будет сама система, тем мягче она будет реагировать на кризисы, тем адекватнее будут цены.

«СП»: — Логично предположить, что все это сразу же ударит по сфере строительства, причем не самым лучшим образом.

— Естественно, повлияет. Нынешний дефицит может оказаться кратковременным, как следствие возврата спроса на товар после пандемийного года. А вот дефицит, который может возникнуть после создания единой госкорпорации по экспорту леса, рискует оказаться глобальным.

На сферу строительства он повлияет неизбежно. Во-первых, у нас просто огромное количество домов возводится из древесины. Во-вторых, даже если дома строятся из камня, то для крыши все равно требуется древесина. Если их льют из бетона, то все равно древесина необходима хотя бы для возведения опалубки. В-третьих, лестницы и перила у нас часто делают из дерева, которое также активно используется для создания интерьеров. В конце концов, как ни крути, а даже строительные леса делаются из дерева, пусть и низкокачественного, как и некоторые другие вспомогательные конструкции, без которых в строительстве не обойтись.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *