Политика

Россия и Америка: постженевский курсив

Россия и Америка: постженевский курсив

Женевский саммит Владимира Путина и Джозефа Байдена 16 июня, похоже, открыл новую главу в мировой политике. Сказанное президентами разобрано на цитаты, а их телодвижения буквально считывались в поисках когнитивного диссонанса, русскоязычные издания оценили англоязычного лидера как замкнутого, закрытого, не готового к диалогу, не уверенного в себе, зеркально западной прессой оценивался и хозяин Кремля, в таком же ключе освещается и саммит.

В разы жестче формируется информационное поле российско-американских отношений у нас и у них, это данность, на фоне которой всем хочется нормализации отношений Америки и России. К этому располагала и зона встречи – библиотека виллы Ла Гранж, витавший в её воздухе конфуцианский луч – «отпусти вопрос, тебе нужна победа».

Итоги состоявшегося саммита глав России и Америки для «Ритма Евразии» прокомментировал Станислав Притчин, с. н. с. Центра постсоветских исследований ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН, эксперт Российского совета по международным делам.

– Встреча Владимира Путина и Джозефа Байдена в Женеве взбудоражила мировое сообщество, событие освещается со дня его объявления. Станислав, чем обусловлено столь высокое внимание к саммиту первых лиц России и Америки в мире?

– Ажиотажный интерес к встрече Путина и Байдена в мире определяется тем, что Россия и США являются геополитическими державами, которые традиционно конкурируют между собой. Холодная война на протяжении почти половины прошлого века прошла под знаком противостояния двух держав, поэтому в любом случае отношения между государствами всегда приковывают пристальное внимание, поскольку определяют характер глобальной безопасности и отношений в Европе. Учитывая системные ухудшения российско-американских отношений, которые мы наблюдаем последние несколько лет – после 2008 г., после украинского кейса в 2014 г., отношения фактически заморожены.

Целый комплекс вопросов, которые необходимо решать, проводить консультации хотя бы, не обсуждался, более того, американская политическая система настолько заточена на антироссийскую деятельность, что создало атмосферу, в которой невозможно ни для одного президента иметь конструктивные отношения, диалог с российским руководством, чтобы решать вопросы глобальной безопасности – те же договоры об открытом небе, о РСМД, был «подвешен» договор о СНВ-3, который, слава Богу, был продлён без каких-либо дополнительных условий, хотя были большие сомнения в его продлении с американской стороны.

Ажиотаж внутри США в отношении любых контактов с Россией достался Байдену в наследство от предыдущего президента. Напомню, что Трамп достаточно позитивно смотрел на отношения с Россией, но сейчас он, проигравший выборы, и его Республиканская партия пытаются отыграться, чтобы не выглядеть предателем перед своим электоратом. По сути, те люди, которые инициировали жесткое антироссийское противостояние, сейчас в Соединенных Штатах Америки находятся у власти, при этом вопросы, которые не были решены во время президентства Трампа, необходимо решать, их накопилось огромное количество.

– Более решаемый из затронутых в Женеве вопросов – о восстановлении полноценных дипломатических отношений между США и Россией, возвращении высланных послов на рабочие места. Если учесть миссию дипкорпуса, решение небезнадёжное. Что вы думаете по данному вопросу, как быть с дефицитом доверия, ставшим причиной развала отношений между ядерными державами? Количество сотрудников в посольствах США и РФ что-то решало в отношениях между странами?

– На самом деле, в отношении дипломатических сотрудников не было высылки, был отзыв российского посла. В ответ Америка, соответственно, в качестве зеркальной меры отозвала своего посла. Сейчас они возвращаются, это наиболее простой вариант. При этом о кадровом составе, о возвращении российской дипломатической собственности, которая при президенте Обаме, по сути, была экспроприирована американскими властями, речи не идёт, и намёков нет, что этот вопрос решается или обсуждается.

– Постсоветская Центральная Азия, Закавказье, территория Евразийского экономического союза, СНГ – всё это зона интересов мировых игроков. Не выгоднее ли Америке и России в открытом диалоге определиться с отношением к Евразии, исходя из степени «привязанности» к региону – исторической, экономической, культурной?

– К сожалению, Соединенные Штаты Америки не воспринимают и не признают постсоветское пространство как зону привилегированной ответственности и интересов России, они считают, что таких зон быть не может. И поэтому с самого начала получения независимости государствами в постсоветском пространстве начали выстраивать дипломатические отношения для того, чтобы поддержать их суверенитет и, соответственно, преследовать свои цели – создание зон своего влияния против конкурентов. Это большая геополитика, и ни для кого не секрет, что США здесь активно работают. Согласиться с тем, что у России есть зоны влияния, – это против любых правил США, противоречит принципам американской дипломатии, они не привыкли согласовывать с кем-то свои интересы, тем более с геополитическими конкурентами.

Российско-американские переговоры в расширенном составе

– Боссы НАТО провозгласили право двух приграничных к России стран – Украины и Грузии на присоединение к военному блоку. В сценарии Вашингтона этому чувствительному для Москвы вопросу на встрече отводилось минимум внимания. Но Вашингтону придётся понять и принять красную линию Москвы. Мой вопрос – о наличии у хозяина Белого дома чувства ответственности в украинском вопросе. Интересно, что же двигало Байденом, когда он боролся за президентский пост в не очень юном возрасте? То ли он хочет видеть великой Америку, то ли себя с тем же определением?

– Позиция НАТО по вступлению Грузии и Украины предсказуема, однако здесь есть противоречия юридического характера: государства, у которых есть нерешенные территориальные споры, в принципе не могут быть членами альянса. Это очень серьёзное препятствие для Грузии и Украины, но и, помимо этого, есть оппозиция внутри НАТО членству этих стран в организации, потому что европейцы понимают, что это может очень серьёзно дестабилизировать сферу безопасности в отношении России. В этом одна из причин, по которой вопрос серьёзно не обсуждался на саммите НАТО в Брюсселе, кроме каких-то намёков на вступление Грузии и Украины.

Если говорить по украинскому вопросу, на саммите в Женеве сигналом стало то, что президентами (РФ и США) вопрос обсуждался, и в качестве механизма, инструмента, дорожной карты выбраны минские договоренности, которые стали предметом многочасовых переговоров нормандской четвёрки и позволили сформировать последовательный путь разрешения конфликта. К сожалению, Украина не готова ему следовать и пытается его пересмотреть в одностороннем порядке. Президент Байден всё-таки придерживается мнения, что этот вопрос необходимо решать в рамках согласованных всеми участниками конфликта договорённостей – Минских соглашений.

Российско-американские отношения ушли в минус не вчера, и надо признать, что к этому приложили руку и российские медийные ресурсы, делающие продукцию на критике Америки и его президента без фильтра, сознательно, зная, что программу смотрят и в Америке, и в Кремле. Что вы думаете о природе международных отношений, которые очень легко разрушить? Как долго России придётся восстанавливать отношения с Америкой, когда нет другого варианта? Его нет и у Америки.

– Я не американовед, мне сложно говорить о политическом бэкграунде Байдена, человек он опытный, много лет в политике, сенатором много лет был, вице-президентом, один из самых опытных в американской политической системе. Итоги переговоров показывают, что в отличие от предыдущего президента, который был достаточно импульсивен и эмоционален, не являлся системным ни руководителем, ни политиком, Байден – человек системы, он достаточно ответственно подходит к решению сложных вопросов и осознаёт эту сложность. Осторожные шаги в отношении России, готовность к разговору, это  показатель того, что человек, вопреки своим взглядам, готов к сотрудничеству.

Что касается вопроса о прессе, ситуация несколько обратная: именно западная пресса, американская в первую очередь, создают атмосферу, в которой невозможно конструктивное сотрудничество с Россией. Априори, без каких-либо серьёзных подтверждений Россия считается злом, непредсказуемой державой, с которой нужно бороться, на которую нужно давить, и это считается вопросом, решенным без доказательства. В таких условиях любой политик на Западе, выступающий сторонником диалога, контакта с Россией, будет рассматриваться как маргинал.

Мы видели, насколько журналисты в рамках саммита пытались раскачать ситуацию провокационными вопросами про Навального, оппозицию внутри России. Объективно говоря, американская пресса пишет и о своих проблемах с правами человека, на которые и Владимир Путин указывал, но это не является мейнстримом, как правило, этому посвящены малозначительные материалы. Когда у прессы есть консенсус, есть общая точка зрения, что Россия – зло, это, естественно, транслируется в общество, формируется общественное мнение. А общественность – это избиратели, и поэтому вся политическая система заточена в эту сторону, и любой человек, который понимает необходимость диалога с Москвой, будет находиться в фокусе пристального внимания медиа. Мы это наблюдали с Трампом, на которого было серьёзное давление и внутри Республиканской партии, и со стороны демократов.

У Байдена ситуация несколько проще, так как он – представитель Демократической партии, при этом заметно, что любые договоренности с Владимиром Путиным рассматриваются через лупу, чтобы, не дай Бог, нигде не было смягчения позиции в отношении с Россией, чтобы не было договорённостей с Москвой, которая признана всеми медийными боссами злом, с которым нужно бороться.

Как исправлять эту ситуацию, если честно, затрудняюсь ответить, это внутреннее дело Соединенных Штатов, их внутреннего дискурса, и любые шаги России, даже конструктивные, по смягчению позиции по некоторым общим вопросам вряд ли приведут к значительному изменению в общественных мнениях, в представлении политической элиты.

Россия должна продолжать, на мой взгляд, вести ту же политику открытости к диалогу, при этом отстаивая свои интересы, особенно касающиеся непосредственно российской безопасности и принципиальных вопросов на постсоветском пространстве. Эту позицию и отстаивает российская дипломатия.

____________________

Фото: http://www.kremlin.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *