Экономика

Цены на продукты продолжают бить рекорды

class=”post_img”>Цены на продукты продолжают бить рекорды

Морковь в июне стала украшением стола россиян. Стоившее копейки лакомство кроликов в начале лета взлетело в цене в несколько раз. Кролики загрустили, люди тоже. Щи и борщ теперь бьют по карману. «Селедку под шубой» тоже накладно готовить — там ведь морковка нужна.

И крестьяне репу чешут — совсем недавно морковь никому не была нужна, отказались сажать ее в этом году. Прогадали.

Житель поселка Средняя Ахтуба под Волгоградом Игорь Конотопов на днях собрался приготовить плов для семьи. Не смог. Не нашел в продаже моркови. Не то что желтой, с которой узбеки плов готовят, — даже обычной красной.

«В Средней Ахтубе пропала морковь, — рассказал Игорь. — Абсолютно везде. В любом сетевом магазине — «Магните», «Покупочке», «Пятерочке» нет совсем.

Нет ее и в миллионном Волгограде. А это уже не проблемы с логистикой. Может, у нас что-то не так с сельским хозяйством? Может, проблема в том, что министр сельского хозяйства Патрушев в поле никогда не горбатился, коров и овец не пас, на току лопатой зерно не кидал, за свиньями говно не чистил, в комбайне, когда от пыли задыхаешься, по 18 часов не сидел. Он деньги в банке считал. По идее, с него спрашивать надо, только кто спросит, если он сын друга Путина?”.

Интересные вопросы поставил злой волжанин. Хоть сейчас на «прямую линию» с президентом. Заодно и про щавель, который в Москву из Крыма везут, и про петрушку с укропом из Узбекистана можно было бы спросить.

Но правда, куда делась морковь? На Волге, пожелавшие заказать товар доставкой, не нашли ее даже в крупных сетях. Соответственно, и цена.

Еще неделю назад морковь можно было встретить в «Ленте» по 130−150 рублей за кило, несколько дороже стоила свекла. Сейчас приходится изрядно побегать, чтобы найти некогда расхожий товар. Иногда удается найти в магазинах и на базаре заморскую морковь, импортную свеклу по зашкаливающей цене.

По словам исполнительного директора Союза участников рынка картофеля и овощей Алексея Красильникова, последние пару недель морковь и столовая свекла рекордно подорожали в оптовом звене — к прошлому году рост составил 4−4,5 раза. Он отметил, что в отдельных торговых сетях сегодня мытую морковь хорошего качества продают почти по 100 руб. за кило.

По советским стандартам, говорит Красильников, к 1 июня заканчивались сроки поставок корнеплодов в магазины. Сейчас, с развитием технологий хранения, картофель и овощи можно хранить и дольше. Однако емкостей для хранения недостаточно. В том качестве, которые требуют торговые сети, картофеля и овощей на рынке уже нет. Завозится импортная продукция.

Однако в Минсельхозе настроены оптимистично.

«Коррекция оптовых цен на овощи открытого грунта и картофель ожидается по мере сбора нового урожая. Активная ценовая динамика по этой группе товаров является традиционной для данного сезона», — заверяют там, отмечая, что сохранению стабильного уровня цен на овощи открытого грунта и картофель будет способствовать расширение посевных площадей в 2021 году.

В прошлом году урожай картофеля, моркови и столовой свеклы оказался меньше на 10% из-за погоды — сначала была засуха, а потом залили дожди. Поэтому ко всему прочему овощи оказались малолежкими. Было сразу понятно, что морковь и свекла подорожают, объясняет генеральный директор исследовательской компании «Технологии роста» Тамара Решетникова.

В начале прошлой недели в магазинах еще продавали отечественные овощи, но они уже были плохого качества. Видимо, торговые сети отказались от них в пользу импортных. И сейчас на рынке морковь и свекла — это либо прошлогодняя из-за рубежа, либо свежая, собранная в азиатских и африканских странах, где другой сезон. Отсюда — высокие цены.

По данным экспортно-аналитического центра агробизнеса «АБ-центр», резкий рост оптовых цен на морковь и свеклу начался с 14 мая. По состоянию на 21 мая 2021 года, средние оптовые цены на морковь составили 26,1 руб. за кг. Год назад морковь стоила вдвое меньше — 13,1 рублей за кило. Оптовые цены на столовую свеклу на 21 мая составили 27,9 руб. за кг. Годом раньше — 10,4 руб.

Сегодня мы видим уже другой порядок цен.

Если дело так пойдет, то в России скоро и хрена не сыщешь. Зато сын секретаря Совета безопасности России Патрушев-младший на коне — в 2020 году российский экспорт сельхозпродукции впервые в новейшей истории превысил импорт и стал рекордным в современной истории.

По данным федерального центра «Агроэкспорт» Минсельхоза России, в прошлом году Россия поставила в другие страны 79 млн. тонн сельхозпродукции и продовольствия на $ 30,7 млрд., что на 20% больше как в денежном, так и в натуральном выражении по сравнению с 2019 годом. Основная доля экспорта — традиционно зерно: в 2020 году на него приходилось 33% всех поставок продовольствия и сельхозпродукции.

Путин еще в мае 2018 года поставил задачу наращивать поставки за рубеж сельхозпродукции. К 2024 году экспорт АПК должен вырасти в 2,2 раза, до $ 45 млрд.

Но в декабре 2020-го Путин обратил внимание на то, что в России существенно выросли цены на продукты, в том числе на те, которые активно вывозились за рубеж. Больше всего подорожали сахар и подсолнечное масло — на 72 и 24% соответственно.

С другой стороны, доходы от экспорта продукции АПК в России сегодня на треть выше поступлений от экспорта вооружений и военной техники. Что по сравнению с такими достижениями стоны из-за какой-то морковки?

Может, дело надо вести так, чтобы интересы наших людей были на первом месте, а радость иностранцев и российских поставщиков, греющих руки на поставках — на 25-ом?

В Италии охотно закупают российскую пшеницу твердых сортов. Для пиццы, пасты, равиоли — в самый раз. И знаете, в Италии почти не встретишь полных людей, хотя каждый день на «первое» вместо супа они едят именно макароны. Потом уже салат, мясо или рыбу, десерт. Все дело именно в качестве муки, которую получают, в том числе, из нашего зерна.

В России же магазины забиты социальным хлебом из пшеницы, которая во времена СССР только на фуражное зерно и шла. Четвертый-пятый класс. Коровы были рады этому фуражу, люди, которые ели нормальный хлеб из муки сортом выше, тоже — и за этим следили строго.

Теперь нормальный хлеб стоит под 100 рублей и дороже. Коров стало в тысячи раз меньше, жрут, понятно, скромненько, зато твердая пшеница позволяет Патрушеву-младшему удачно отчитываться перед Путиным — гляньте, сколько валюты мы стране даем.

Но кто бы подсчитал, сколько тратим этой же валюты на закупку той же морковки, свеклы, лука, картошки в заморских странах. Фигуранты, которые делают на этом немалые миллионы, конечно, довольны. А мы?

По уму надо гнать в шею министра-экспортера. Но пойдет ли на это Путин? Если Сердюкова, родственника экс-премьера Зубкова, выходца из спецслужб, президент амнистировал, то здесь, наверное, и вовсе глаза закроет.

Фермер Юрий Кононенко рассказал, что мелкие сельхозпроизводители отказались в этом году от посевов моркови из-за ее перепроизводства в прошлые годы.

«Сеять перестали, нет государственной программы, которая поддерживала бы производителей, — говорит он.- Нет системы планирования в сфере овощеводства. Если одна культура выстояла в прошлом году, то на следующий год все сеют ее.

Так вышло, что, например, два года подряд росла одна свекла сорта «бордо», она стоила 5 рублей, а себестоимость рассадной свеклы — 10. Ее просто тупо перестали сажать. И так будет с другими культурами. Нет планирования урожая, как это было раньше. У нас все спонтанно. Если выстояла культура — все ею занимаются, нет у нас контроля. От убыточной культуры фермеры отказываются, вот и возникает дефицит”.

Государство не поддерживает мелких крестьян-фермеров, предпочитая субсидировать крупные агрохолдинги, которым все равно, что едят простые люди и есть ли у них еда вообще, считает фермер Андрей Прошаков.

«Мы все офигеваем от цен не только на морковь, но и на яйцо, молочные продукты. Цены будут расти, – говорит он. — Продовольственная безопасность была поручена Путиным тем людям, которые ее и угробили, начиная от экономистов в правительстве, которые ставят не на мелкого сельхозпроизводителя, а на крупного.

Я рассказал об этом Путину нас встрече в Адыгее. К ЛПХ, в которые государство не вкладывало ни копейки, надо было просто относиться на равных. Баба Маня не получает за корову ни субсидий, ни субвенций, а агрохолдинг, если у него корова, получает субсидии за каждый литр молока и за каждую корову.

То есть уже неравные условия конкуренции. Но это еще полбеды. Иногда сельхозпроизводство в каком-то районе сосредоточено в руках одного человека, до 70−80% земли бывает в одних руках. Тогда все говорят про продовольственную безопасность, а уровень жизни на селе падает.

Настоящий крестьянин, который кормил и поил страну, поставлен в такие условия, в которых не может работать.

Отсутствие моркови — это беда не торговых сетей. Как только экономические условия развернутся в пользу простого сельхозпроизводителя, он тут же перейдет на морковку, молоко и мясо. Сейчас же молоко 23-й год (!) закупают по 12−15 рублей! Когда были совхозы и колхозы, была система потребкооперации, они содержали больницы и детские сады. Сегодня эти льготы получают агроолигархи.

Вы посмотрите на этих счастливых «фермеров» — у них часы по 2−3 миллиона, они номера машин покупают по 150 тысяч. Административная и политическая власть в районе также сосредоточена в руках их семей. Они начинают забирать себе пруды, чтобы не развивался мелкий сельхозпроизводитель, мешают им получать кредиты. Они просто жируют”.

Директор «Плодоовощного союза» Михаил Глушков:

— В прошлом году в сентябре был собран низкий урожай по моркови, причиной стало сокращение посевных площадей.

«СП»: – А в чем причина сокращения посевных площадей?

— Все очень просто. В 2019 году было перепроизводство моркови, и цены на нее не было. Получаются такие «качели» — у нас то нехватка, то перепроизводство — не знаем куда девать.

В 2019 году сельхозпроизводители не могли выгодно продать морковь, никто ничего не заработал, потому что цена была низкая, соответственно, в 2020 году ее просто меньше посеяли. Меньше выросло, и мы видим цену, которая есть.

Морковь сейчас продают импортную. На цену повлияла и девальвация рубля. Морковь в основном из Израиля, Узбекистана, ее фасуют, моют, все эти расходы накладываются на цену.

«СП»: — На сколько сократились площади под морковь?

— В 2020 году на 20%. Я думаю, что в этом году, глядя на эту цену, произойдет обратный эффект, сельхозпроизводители посеют больше моркови, и осенью мы увидим падение цен.

«СП»: — Многие фермеры говорят, что сокращают площади из-за отъезда мигрантов, якобы работать некому. Такое может быть?

— Мигранты, конечно, уехали, но они используются на всех работах, и здесь фермер просто смотрит — что ему выгоднее произвести. В данном случае, если почувствуют, что цена на морковь будет высокая, тогда, конечно, будут ее выращивать. С гектара моркови можно получить достаточно неплохую маржу.

А нехватка рабочей силы касается всех направлений, не только овощеводства, плодов и ягод. Отсутствие мигрантов — это не прямое влияние.

«СП»: — Когда все же ждать, что цены на морковь упадут?

— С получением нового урожая все цены стабилизируются. Если посмотреть динамику цен на морковку, свеклу, капусту, то последние 10 лет цены-то практически не росли.

Осенью 2020 года я видел оптовую цену на картофель — 7 рублей. И 10 лет назад она была такая же. Сейчас в основном присутствует импорт, но когда начнет поступать отечественный урожай, цена начнет резко снижаться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *