Экономика

Стоит ли переходить на 4-дневную рабочую неделю

class=”post_img”>Стоит ли переходить на 4-дневную рабочую неделю

Итак, об эксперименте. Его организовали городской совет Рейкьявика, правительство Исландии и местные профсоюзы. Участниками стали 2,5 тыс. муниципальных работников из самых разных сфер. Всем госслужащим сократили рабочую неделю на 4−5 часов. Людям, работавшим в графике 5/2, добавили выходной, остальным — уменьшили продолжительность рабочего дня.

В результате производительность труда в большинстве случаев выросла, а самочувствие работников улучшилось: они наладили баланс между работой и личной жизнью, а также повысился их командный дух.

В России даже упоминание о такой возможности вызывает всплеск негатива. Почему же у нас и работники, и работодатели боятся четырехдневки, как чёрт ладана?

— Такого нет у нас, не утрируйте, — возражает экономист Никита Кричевский. — Опасения, конечно, обоснованы. Во-первых, в Исландии перешли на 36 часов в неделю и четырёхдневку не все предприятия, это был именно эксперимент. Во-вторых, Исландия — это порядка 300 тыс. жителей, маленький остров, где организовать и структурировать соцпроцесс весьма не сложно. Экономика там в основном ориентирована на сферу услуг.

В России повторять такие эксперименты можно не в масштабе страны, а только в отдельных регионах, причем все этапы исследования должны быть просчитаны и продуманы, чего мы, скорее всего, не сделаем, потому что это серьёзный и кропотливый процесс. Нужно вносить изменения в Трудовой Кодекс, менять штатное расписание, перестраивать рабочий график, определять рабочие часы. Здесь очень много вопросов.

Скорее всего, в России верным шагом видится изменение ТК в направлении удалённой работы, когда работник «на удалёнке» может посещать рабочее место один день в неделю, а всё остальное время — работать удалённо. Это более эффективный способ оптимизации распорядка рабочей недели, потому что там рабочий день не нормирован, но не в большую, а в меньшую сторону. Люди экономят десятки тысяч часов, которые тратили бы на то, чтобы добраться до работы и вернуться с неё, а дети, и старшие родственники под присмотром, то есть можно позаботиться о своих проблемах.

Экономист советской закалки и бывший политик Руслан Хасбулатов придерживается другой точки зрения:

 — Да, предложение сократить рабочую неделю вызывает в России прямо-таки аллергию, — считает он. — Это невозможно в принципе, потому что людей отучили нормально работать. Сейчас процветает только торговля, причем спекулятивная и товарами импортного производства. Посмотрите на Москву: сплошные торговые центры. Экономика «сидит» на трубопроводах. Я двадцать лет тому назад предупреждал: не надо тянуть трубопроводы, нужно из той же нефти делать более дорогие продукты и продавать уже их. А сейчас что мы имеем? Нефть и газ дорожают — все более-менее хорошо, дешевеют — все плохо. Рабочий класс практически ликвидировали, общества как такового уже нет. О каком сокращении рабочего времени может идти речь, если в стране толком ничего не работает?

У противников иностранных экспериментов есть еще один «железный» аргумент. У России — свой путь, забугорные идеи у нас не приживаются, а если и приживаются, то от них один вред. Есть ли какие-то качества характера, особенности мировосприятия, имеющиеся у граждан Исландии и отсутствующие у нас, россиян?

— Ни в какую национальную доминанту я не верю. Я слишком долгом занимаюсь романтизмом и понимаю, что это в 19 веке придумали романтики. И я также изучал основы экономики и имею представление о том, кто такой Адам Смит, — говорит Андрей Коровин, специалист по исландской литературе, живший и учившийся в Исландии. — Есть условия жизни, в которые поставлен тот или иной народ, не более того. Поэтому апеллировать к какому-то особому самосознанию исландцев я бы не стал. Там есть люди разные, как и везде.

И этот эксперимент, кстати, не исландская идея, а общескандинавская. В Швеции сокращение рабочего времени началось много лет назад. Но не надо забывать, что Скандинавия — самая развитая часть мира и самая богатая. Давайте сравним, какова производительность труда в той же Швеции или в Исландии и в России. Разница — в десять раз! И не потому, что мы работаем меньше или хуже. Я вот лично не считаю, что работаю в десять раз меньше, чем какой-нибудь швед. Просто на одного честно трудящегося у нас приходится десяток тех, кто делает вид, что выполняет свои обязанности. Если ввести четырехдневку, то тем, кто работает за десятерых, придется интенсифицировать свой труд, а это уже физически невозможно.

Когда же мы говорим о Скандинавии, то там очень разумно распределяется труд, там бездельников, получающих большие деньги, нет в принципе, а исландцы же работают больше, чем остальные скандинавы. Дети в 14 лет уже находят себе подработку, чтобы иметь свои деньги. Когда двадцать лет назад я впервые приехал в Исландию, то очень удивился, что в магазинах работают только подростки, сейчас, правда, их вытеснили мигранты. Там принято работать. Так что если исландцы получили еще один выходной, то они все равно не будут сидеть сложа руки.

«СП»: — Но вот экспериментаторы утверждают, что исландцы дополнительный выходной проводили с семьями.

— Тут такой момент: получив три свободных дня подряд, исландцы используют их для путешествий по своей стране. Таким образом, заработанные деньги вкладывают в ее экономику. В этом тоже есть резон. Но я не уверен, что это сработает в большой стране.

«СП»: — Примечательно, что против четырехдневки часто выступают сами работники. Это недоверие к любой инициативе, спущенной «сверху», ставшее уже хроническим?

— В поисках такой, на первый взгляд, странной реакции, проще обратиться к пирамиде Маслоу: в России на данный момент доходы рабочих и служащих не настолько высоки и стабильны, учитывая инфляцию, чтобы думать о лишнем выходном дне. — считает социолог Мария Домарёва. —  Граждане (возможно справедливо) опасаются, что с введением новшества их заработная плата пропорционально уменьшится.

Не менее серьезный фактор, на мой взгляд, заключается в том, что в России еще высока конкуренция среди специалистов различных звеньев. Допустим, если один сотрудник старается брать внеурочную работу, расширять свой участок, а его коллега приветствует выходные дни, в какой-то момент желающий больше отдохнуть рискует стать безработным. Соответственно, граждане могут опасаться, что их подсидят более трудолюбивые коллеги.

Еще одна причина — многие работодатели уверены, что работники не имеют представления о культуре отдыха, поэтому лишний выходной проведут сидя сиднем в «четырех стенах», либо с компанией за алкоголем, что в перспективе может негативно сказаться на работоспособности.

Кроме того, немало россиян работает по трудовому договору. Эти отношения, как правило, подразумевают сдельную оплату: больше сделал — больше получил. У таких граждан официальный переход на четырёхдневную рабочую неделю может вызвать недовольство: «мы трудимся в поте лица, а кто-то будет меньше работать, а получать столько же». Подобные умозаключения тоже теоретически способны вызывать социальные всплески.

В общем, похоже, что четырехдневная рабочая неделя нам в обозримом будущем не светит. Габаритами не вышли, да и экономика слабовата.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *