Экономика

Слухи о гибели украинской трубы явно преувеличены. Или все-таки нет?

В предыдущем тексте мы разбирали судьбу украинской ГТС после заключения пакта Байдена-Меркель и отношение ко всему этому пересичных граждан Украины и их экспертного сообщества. Я обещал на цифрах доказать, что слухи о смерти украинской ГТС несколько преувеличены. Выполняю обещанное.

Вначале общие данные. Общий объем импортируемого Европой (с учетом Турции) природного газа 600 млрд. кубов газа в год. Запомните эту цифру. Туда входит как трубопроводный газ, так и СПГ. Поставщиков не так уж много, все они известны – это Россия (180-200 млрд. кубов/год), Норвегия (100-110 млрд. кубов/год), Голландия (25 млрд. кубов/год), Алжир (10 млрд. кубов/год) и Азербайджан (5 млрд. кубов/год). Всё! На этом список поставщиков трубного газа в Европу закончен. Остальные потребности Европы в газе возмещают поставщики СПГ – это Катар, Нигерия, США, Алжир и с недавних пор к ним присоединилась еще и Россия (в лице корпорации «Новатэк»). Поставки СПГ крайне неритмичны, поставщики ориентируются на цены, сформировавшиеся на европейских газовых хабах, и хотя там они сейчас ломовые как для лета (колеблются в районе 400-450 долл. за тыс. кубов), но вся беда в том, что на рынке Юго-Восточной Азии (ЮВА) они еще выше – и весь СПГ плывет туда, отсюда и дефицит газа в Европе, отсюда и высокие цены. Рынок – икона либерализма!

Объемы добычи падают у всех, кроме Газпрома

При этом это еще не вся печалька для европейцев. Вся беда в том, что и норвежские и голландские месторождения газа старые (они эксплуатируются с конца 60-х годов прошлого века), а потому они вырабатываются, добыча падает. Норвегия еле удерживает объем поставок в районе 100-110 млрд. кубов газа в год за счет подключения новых мелких месторождений на континентальном шельфе Северного и Норвежского морей (старые вырабатываются и иссякают), а новые очень скудные и все идет к тому, что к 2030 году такой страны как Норвегия на рынке газовых импортеров ЕС не останется.

Голландская же сказка уже закончилась. Оператор ее главного достояния, Гронингенского газового месторождения Nederlandse Aardolie Maatschappij, ссылаясь на решение правительства Нидерландов, уже сообщил, что летом 2022 года он сворачивает добычу газа по независящим от него причинам. С 25 млрд. кубов газа в год до нуля. А было время, когда они добывали и по 80 млрд. кубов газа/год (рекорд был поставлен в 1976 году – 88 млрд. кубов), но все рано или поздно заканчивается, закончилась и эта рождественская история. Причина банальна как жизнь. Эксплуатация месторождения с конца 60-х годов прошлого века привела к увеличению сейсмической активности региона из-за оседания выработанных пластов, что привело, начиная с 1994 года, уже к 900 землетрясениям (самое мощное магнитудой 3,6 балла по шкале Рихтера). В силу чего правительство страны приняло ответственное решение прекратить разработку месторождения уже в 2022 году, не дожидаясь ранее принятой даты принудительного окончания эксплуатации, определенной на 2030 год, по той простой причине, что Нидерланды на 85% лежат ниже уровня моря, и никому там не улыбается в один прекрасный день уйти на дно морское, т.е. банально исчезнуть с лица Земли.

Выбывающие с рынка в 2022 году 25 млрд. кубов газа восполнить, кроме Газпрома, на европейском газовом рынке просто некому. Поставщики трубного газа (а их всего три, не считая ведомства Миллера) нарастить свою добычу не могут, а СПГ мало того, что дорог, так еще и поедет туда, где больше за него заплатят (а это в последнее время премиальные рынки ЮВА, а совсем даже не голландский газовый хаб TTF). В силу чего последний, скорее всего, прекратит свое существование, уступив это место под солнцем немецкому вновь созданному THE (Trading Hub Europe) и австрийскому CEGH (центрально-европейскому газовому хабу в Баумгартене), запитанным от «Северных потоков», украинской ГТС и газопровода «Ямал-ЕС», чему и немцы, и австрийцы только рады. Газпром спокойно наблюдает за развитием ситуации, и сворачивать поставки по центральному коридору, куда входит и «Ямал-ЕС», и украинский маршрут, пока не собирается, как поляки и украинцы не провоцируют.

Из вышесказанного следует запомнить еще одну цифру – 25 млрд. кубов газа в год, это выбывающие с рынка объемы, которые раньше поставлял Гронинген. Именно на эту цифру может увеличиться экспорт российского газа в Европу, и его надо будет через что-то прокачать. Тут на помощь и приходит украинская ГТС, которую небратья в своих печальных прогнозах уже похоронили. Но не буду забегать наперед, раскладку по имеющимся в распоряжении Газпрома газопроводам я дам несколько ниже.

Пока обращаю внимание, что все эти сказки про монополию Газпрома на европейском газовом рынке не более чем бред воспаленного европейского сознания, сами в этом можете убедиться. Правда, справедливости ради, стоит сказать, что ни у кого из приведенных мною выше игроков европейского газового рынка нет возможности увеличить свои поставки. За исключением разве только Азербайджана, но и там удвоение мощности Южного газотранспортного коридора «Набукко», поставляющего газ с азербайджанского месторождения «Шах Дениз» в Южную Европу, с 10 до 20 млрд кубов газа в год дело не столь далекого, но все-таки будущего (да и удвоить Баку их сможет, только подключив к коридору ЮГК Туркмению, Ирак и Иран). А вот у остальных участников газового рынка Европы дела совсем даже «швах». У всех, кроме Газпрома.

Транспортные мощности решают всё

Теперь переходим к имеющимся в его распоряжении транспортным мощностям. Скаршевкий в предыдущем тексте в своем ролике о них частично уже сказал. Это знаменитая украинская ГТС (проектной мощностью на входе 290 млрд. кубов газа в год и на выходе 170 млрд, в том числе в сторону ЕС 142,5 млрд. куб/год – в лучшие годы она такие объемы и прокачивала), в 1999 году к ней добавился газопровод «Ямал-ЕС», проходящий через территорию РБ и Польши (проектной мощностью 33 млрд. куб/год), в 2003 году появился «Голубой поток», поставляющий российский газ исключительно в Турцию по дну Черного моря (мощностью 17 млрд. куб/год). В 2012 году к уже имеющимся потокам добавился еще и «Северный поток» (сейчас он называется СП-1), связавший российский Выборг и немецкий Грайфсвальд по дну Балтийского моря (проектной мощностью 55 млрд. куб/год), а в 2020 к нему добавился еще и «Турецкий поток», связавший европейскую часть Турции с Анапским районом Краснодарского края РФ тоже по дну Черного моря (проектная мощность его 31,5 млрд. кубов газа в год, половина из которых идет в Турцию, остальное – в Южную и Юго-Восточную Европу). И наконец, в 2022 году должен заработать «Северный поток-2», его проектная мощность тоже, как и СП-1, 55 млрд. куб/год (на нее он будет выходить в течение 3-4 лет, так что опять, как не крути, а Газпрому, чтобы выполнить свои контрактные обязательства перед европейскими покупателями, без украинской трубы пока не обойтись, и это я еще не учитываю возрастающую потребность Европы в газе, вызванную сворачиванием атомной и угольной генерации, на которой настаивают «зеленые» полезные идиоты Газпрома).

Теперь берем калькулятор, и считаем. СП-1 + СП-2 (110 млрд куб/год), плюс «Ямал-ЕС» (33 млрд.), плюс ГП (17 млрд.), плюс ТП (31,5 млрд.). Итого: 191,5 млрд. кубов газа в год. Имеющиеся обязательства Газпрома – 200 млрд, плюс выпадающие от Нидерландов 25 млрд. Итого на долю украинской ГТС остается минимум 33,5 млрд куб/год. И это в эту цифру я еще не включил растущие потребности ЕС. Сколько пообещал Миллер украинцам? 15-20 млрд. кубов газа в год. Как видите, не сильно и обманул. Это минимум! А если друзьям Украины в ЕС удастся подвести СП-2 под нормы Третьего энергопакета, то 50% мощностей трубы останется незаполненной (якобы для альтернативного поставщика, дабы не попадать под «гнёт» Газпрома), тогда к моей цифре 33,5 млрд. куб/год можно будет добавить 27,5 млрд, выпадающих с СП-2, итого на долю Украины отламывается 61 млрд. кубов газа в год. Согласитесь, можно жить. Как не крути, а без украинской трубы Газпрому не обойтись. Поэтому все эти пугалки, что после достройки СП-2 Россия нападет, оставим для не вполне здоровых людей с нестабильной психикой. Просто после появления альтернативных маршрутов аппетиты украинских товарищей по формированию тарифов на прокачку агрессорского газа через свою ГТС придется уменьшить. Они и так почти самые высокие в Европе.

Деньги на бочку!

Переходим к денежному вопросу – о колоссальном ущербе, который может понести украинская сторона после начала эксплуатации СП-2. Как-то даже смешно об этом говорить. Цифры даже на фоне микроскопических бюджетов Украины явно не убивают все живое. Судите сами, по текущему Договору между Газпромом и Нафтогазом Газпром обязан прокачать или оплатить (тут действует принцип – качай или плати!) 225 млрд. кубов газа за пять лет с 2020 по 2024 год включительно. Причем в 2020 году эта цифра была равна 65 млрд. куб/год, а в последующие четыре года снижается до 40 млрд. куб/год. Тариф прокачки зафиксирован, он очень высок, но в декабре 2019 года делать было нечего – СП-2 был заморожен, пришлось заключать на условиях украинской стороны. В результате подписанного Договора украинская сторона за свои услуги в течение пяти лет получит фиксированную сумму в 7,2 млрд. долларов. За 2020 год она уже получила 2,1 млрд. долл, за последующие четыре должна получить еще по 1,3 млрд. долларов в год. Т.е. на кону стоят 1,3 млрд. долл/год. Это цена вопроса.

Даже на фоне всех доходных статей украинского бюджета, которые в 2021 году запланированы в районе 40 млрд. долл, эта цифра не убивает все живое, и равна 3,3% всех поступлений в украинский бюджет. Почему они убиваются о 1,3 млрд. долл, теряемых якобы из-за СП-2, и не переживают о 1 млрд, потерянным из-за «Турецкого потока», я не знаю. А в былые годы, до Турецких и Северных потоков Украина получала за транзит и по 3 млрд, и даже по 5 млрд. долл/год, давайте поплачем о них. Кто в этом виноват? Жадность и глупость правящей в то время украинской элиты. Им предлагали тогда на базе их трубы создать Консорциум поставщика (РФ), транзитера (Украина) и получателя (ЕС). Отказались! Сказали – труба наше национальное достояние, руки прибери! Мы прибрали, и начали строить обходные маршруты. А что было делать? Имеем право! Теперь поздно пить боржоми. Пусть лучше украинцы посчитают, сколько они потеряли миллиардов долларов от разрыва торговых отношений с Россией. Чего они о них не плачут?

Реальная угроза, нависшая над Украиной

Ответ кроется в реальной угрозе, которая может нависнуть над всеми украинцами, если, не дай Бог, транзит российского газа через ее ГТС прекратится. Об этой угрозе они никому не говорят, но она по своим масштабам сопоставима с последствиями атомной войны. Все дело в том, что от магистрального газопровода высокого давления запитана вся распределительная газовая сеть Незалежной. Давление в ней поддерживается только за счет давления в ГТС – нет газа в трубе высокого давления, и вся Украина сидит без газа. Обратный реверс (со стороны ЕС) невозможен чисто технически – компрессорные станции не в состоянии догнать газ от западной границы Незалежной до ее восточной части, Восток останется без газа, а значит, и без тепла. А это уже катастрофа! Чтобы ее избежать, нужно увеличивать собственную газодобычу, строить дополнительные компрессорные станции или увеличивать мощность уже имеющихся, или падать на колени перед Миллером с просьбами – не бросай ты нас, миленький, пожалуйста! Что делает Украина? Прямо противоположное – падает на колени перед мутным парнем Байденом, обвиняет в черствости фрау Риббентроп и проклинает злодея-Путина. Я думаю, что с таким настроением они своего слона не продадут (надеюсь, вы знаете этот анекдот).

Резюме

Если до сих пор Украина играла в основном составе команды транзитеров российского газа в ЕС, то благодаря своей тупой и бездарной политике она была переведена в резервный состав, на поле теперь вместо нее играют новые перспективные молодые игроки – Германия и Турция, а ее удел сидеть на скамейке запасных и ждать, пока кто-то из основных игроков покалечится, и тогда ее может и выпустят на замену. А может и нет. Таков удел всех маститых футболистов, возомнивших, что они лучше разбираются в футболе, чем их тренер.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *