Экономика

Транзитные планы Монголии: решающее слово – за Россией и Китаем

class=»post_img»>Транзитные планы Монголии: решающее слово – за Россией и Китаем

Монгольская сторона занимается технико-экономической оценкой проекта сооружения газопровода более чем в 600 км для транзитных поставок газа из РФ в Китай, об этом заявил монгольский президент Ухнаагийн Хурэлсух, выступая по видеосвязи на VI Восточном экономическом форуме (ВЭФ).

По мнению главы Монголии, проект «станет крупнейшим созидательным проектом Дальневосточного региона». Но транзитные планы Улан-Батора вовсе не исчерпываются упомянутым газопроводом. Точнее, по заявлению монгольского президента, эта страна совместно с Россией и Китаем проводит работу по реализации «таких больших проектов, как обновление железнодорожного и автомобильного коридоров, строительство новых трансмонгольских авто- и железнодорожных артерий».

Глава Монголии уточнил, что данные проекты, включая газопроводный, обусловлены кратчайшими евроазиатскими маршрутами именно через его страну. Поэтому реализация означенных планов «положительно повлияет также на региональное сотрудничество». 

Напомним, что в середине марта с. г. «Газпром» и правительство Монголии согласовали план работы совместной рабочей группы на 2021-2022 годы по проекту «Союз Восток». Он будет зарубежным продолжением нового варианта газопровода «Сила Сибири – 2» (РФ – Монголия – КНР). По артерии «Союз Восток» будет поставляться российский газ (из Иркутской области и/или Саха-Якутии) в Монголию и Китай. Общий объем этих поставок предварительно намечен как минимум в 30 млрд кубометров ежегодно. Точные сроки реализации проекта официально пока не объявлены.

Новый вариант газопровода «Сила Сибири – 2» – «Союз Восток» (зеленым цветом)

Доминирующим импортером газа по новой артерии будет, разумеется, КНР. Но, как уточняет Александр Фролов, заместитель гендиректора Института национальной энергетики (РФ), «без контракта с Китаем (то есть контракта о поставках по данной артерии. – Ред.) строительство не начнется», поскольку Монголия «может выступить только как транзитёр». Сама Монголия не станет крупным потребителем газа из России ввиду низкого внутреннего спроса на газ в сравнении со спросом в Китае. Поэтому, считает эксперт, новый маршрут нацелен «именно на потребителей в КНР».

Хотя контракт с Пекином насчет поставок по новому маршруту еще не подписан, очевидно, что заявление главы Монголии по этому проекту, сделанное именно на Владивостокском ВЭФ, не прозвучало бы при отсутствии соответствующих договоренностей по проекту между Улан-Батором и Москвой. Некоторые эксперты полагают, что это заявление в большей мере адресовано китайской стороне, чтобы продемонстрировать единство позиций РФ и Монголии по данному проекту. Тем более что, повторим, уже действует российско-монгольская, точнее пока еще не трехсторонняя (с участием КНР), рабочая группа по этому проекту.

Что же касается китайской стороны, то, по имеющейся информации, хотя принципиальные договоренности между РФ и КНР по «Силе Сибири – 2» имеются, в Пекине рассматривают параметры новой артерии с учетом внутрикитайского спроса на тот газ, который будет поставлен именно по трансмонгольскому маршруту.

Похоже, в этих раскладах сказывается центральноазиатский фактор. Туркменистан, Казахстан и Узбекистан с 2010-2013 гг. поставляют газ в КНР по долгосрочным контрактам и в растущем объеме. Притом по низким ценам. Как сообщали профильные китайские СМИ (апрель-май с. г.), Туркменистан остаётся лидером по поставкам трубопроводного газа на китайский рынок, а Россия вышла на второе место, обойдя Казахстан.

В Пекине, скорее всего, рассчитывают на дальнейший рост экспорта дешевого туркменского газа. Косвенно это подтверждается тем, что глава КНР Си Цзиньпин подчеркнул именно газовый фактор в поздравлении руководству Туркменистана с праздником Новруз 20 марта с. г.: «Китайская сторона готова продолжать наращивать сотрудничество с Туркменистаном в сфере природного газа». Видимо, и отсюда проистекают официальные «недомолвки» китайской стороны насчет создания «Силы Сибири – 2» – теперь уже по трансмонгольскому варианту.

Характерно в этой связи и то, что, по информации портала Eurasianet (США) 25 марта с. г., Центральная Азия обеспечивает до трети импорта газа Китаем. Остальная часть поступает по трубопроводам из России, Мьянмы и по морю в виде сжиженного природного газа. Но к 2035 году, по данным Petroleum Ecоnomist, потребности Китая в газе удвоятся (что подтверждается недавними прогнозами государственного энергетического управления КНР. – Ред.), поэтому импорт из центральноазиатских стран как минимум не остановится. 

Таков контекст ситуации с трансмонгольском вариантом «Силы Сибири – 2». Но транзитные возможности Монголии ввиду её расположения между Россией и Китаем Улан-Батор заинтересован использовать в полной мере.

Поясним: наряду с проектом трансмонгольского газопровода из РФ периодически прорабатывается давний проект (еще середины 1950-х) сооружения новой трансмонгольской железной дороги между Россией и КНР примерно в 500 км. Её маршрут таков: расположенный на ветке от Транссиба приграничный Соловьевск (российское Забайкалье) – Чойбалсан (восточная Монголия) – Иэрши (граница с КНР). Причем линия Соловьевск – Чойбалсан протяженностью около 250 км действует уже 82 года (с 1939-го). А весь этот маршрут обеспечит новую стыковку Транссиба и Монголии с северо-восточным Китаем.

Эксперты считают целесообразным создание такого маршрута в том случае, если будут увеличиваться не только внешнеторговые перевозки между КНР – МНР – РФ, но и ускорится рост евроазиатского транзита грузов, нацеленного на порты Китая, РФ и западного региона экс-СССР (то есть в обоих направлениях).

Имеется также давний проект нового трансмонгольского коридора через российскую Туву. Давно разработан проект железной дороги Красноярск – Курагино – Кызыл, а в начале 2010-х профильные организации РФ и Монголии предварительно составили проект продления этой артерии к транскитайской стальной магистрали Восток–Запад (Пекин – Сиань – Ланьчжоу – Урумчи – граница с Казахстаном). Но проект строительства к Кызылу весной с. г. был снова отложен – уже в третий раз ввиду недостаточной грузовой базы магистрали.

Монгольская же сторона (как и администрация Тувы) по-прежнему выступают за реализацию данного проекта. В Пекине же пока не высказали официального мнения о магистрали через Туву – Монголию.

С учетом отмеченных факторов трансмонгольский газопровод вполне вписывается в устремления Монголии трансформироваться в транзитный хаб. А первичным стимулом стала, напомним, железная дорога, соединившая в 1950-55 гг. Транссиб с КНР через Монголию (Наушки – Улан-Батор – Дзамын-Удд – Эрлянь – Чжанцзякоу – Пекин). Но со второй половины 90-х евроазиатский транзит находится здесь на низком уровне. Причина – поэтапное развитие Китаем Западного евроазиатского коридора в обход Монголии и/или РФ: это  маршруты Китай – Казахстан – РФ – Европа и Китай – Казахстан – Закавказье – Турция.

Словом, трансмонгольский газопровод – в русле транзитных инициатив Улан-Батора. Но очевидно, что его эксплуатационная рентабельность будет зависеть от объема поставок российского газа в КНР. Как и от того, согласятся ли в Пекине увеличивать импорт этого сырья через Монголию.

Заметим, что по темпам роста зарубежных инвестиций в эту страну КНР лидирует с конца 90-х. Но одно дело – весомое экономическое присутствие в Монголии, и совсем другое – транзитная зависимость от этой страны в сфере энергоимпорта. Хотя политика Улан-Батора по расценкам на транзит газа едва ли будет жесткой, судя по тарифам Монголии по железнодорожному грузовому транзиту. А также исходя из стремления Улан-Батора стать пусть и в отдаленной перспективе основным транзитёром между КНР, с одной стороны, и Россией, Западом – с другой.

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *