Экономика

Накормим свиней антоновкой и пепин-шафраном!

class=»post_img»>Накормим свиней антоновкой и пепин-шафраном!

Бьют по нервам телерепортажи о раздавленных бульдозерами на таможне «санкционных» фруктах? А вот сотни, если не тысячи тонн российского яблочного урожая тихо, без особого «отпевания» сгнивают на помойках или в выкопанных на скорую руку ямах. В лучшем случае — какая-то часть идет корм скоту или на удобрения.

Так, на днях в Подмосковье стартовала ежегодная экологическая акция «Тут едут яблоки! Прямо на переработку!», в рамках которой садоводам и дачникам региона предлагается отправить избытки урожая яблок на переработку.

«С одной стороны, урожай яблок — хорошая новость, в тоже время он стал причиной образования навалов органических отходов на контейнерных площадках и прилегающих к ним территориях. Дачники вынуждены просто выбрасывать гнилые яблоки, которые занимают много места, плохо пахнут, создавая неудобство жителям Подмосковья», — заявил министр жилищно-коммунального хозяйства Московской области Антон Велиховский.

По словам регионального министра, яблоки, которые будут собраны в рамках акции, направят на вторничную переработку для сельхознужд: плоды пойдут на корм свиньям или на производство компоста. Он также подчеркнул, что таким образом будет собрано не менее 200 тонн отходов.

Подмосковных коммунальщиков можно понять — лучше уж наладить процесс яблочной утилизации, чем выслушивать жалобы граждан на запах гнили и роящихся мух. Поэтому они не скупятся на установку «брендированных» бункеров для сбора яблок и организацию их вывоза: разработан маршрут движения спецтранспорта, а также организован объезд мобильных пунктов сбора и крупных контейнерных площадок.

А вот организовать сбор излишков урожая дачников и садоводов для продажи в натуральном виде, не дожидаясь начала порчи — это не по силам правительству и вроде как не интересно бизнесу? Ведь проблема садовых «излишков» существует по всей стране.

— Что-то раньше я не слышал про такую акцию ЖКХ… А мы платим деньги населению за яблоки, которые они сдают нам на производственную переработку — покупаем по нормальной цене. Люди несут и везут нам излишки своего урожая, — рассказал «СП» производитель яблочного сока прямого отжима, руководитель фермерского хозяйства «Доброе поле» Ярослав Звягин. -Не только в Московской области, но и в масштабах страны это тоже работает, и у некоторых людей сбор и сдача в приемку яблок является единственным заработком.

Конечно, не везде и не все тут идеально — цена бывает маленькая, и пункты приема многим просто лень искать. Поэтому проще бывает просто на помойку яблоки выбросить. Но некоторые семьи приспосабливаются, особенно в регионах, где много заброшенных деревень — там остались плодоносящие сады, вот туда сборщики приезжают семьями, собирают по таким садам урожай и сдают приемщикам. Жаль, что иногда им копейки платят, да и много посредников — пока яблоки до переработки или до прилавка доезжают, их стоимость в разы, а то и в десятки раз вырастает.

Если верить прогнозу этого эксперта, все-таки есть надежда, что предложение и спрос на яблоки будут все чаще встречаться на необъятных российских просторах.

К тому же, видимо, во многом из-за карантинных ограничений, отмечается бурный рост продаж скоропортящихся продуктов через интернет. Причем спрос по большей части — на экологически чистую деревенскую продукцию, а не на выращенный с применением всяких химических добавок сельскохозяйственный продукт, чем уже традиционно «грешат» импортные поставщики и отечественные крупные агрокорпорации.

Уловив эту тенденцию, российские бизнесмены стали активнее продавать продукты фермеров, в том числе в онлайне. Дело пошло. И даже крупные инвесторы стали проявлять интерес к тем, кого прежде считали «мелочевкой», вложения в которую не сулит особых прибылей.

В успешные проекты в этом сегменте сразу стали вкладываться крупные инвесторы, отмечает «КоммерсантЪ»: «Миноритарным владельцем проекта „Ешь деревенское“, доставляющего продукцию из подсобных хозяйств, стала структура Романа Баталова, зятя экс-главы Краснодарского края Александра Ткачева».

Напомним, что Александр Ткачев был еще и министром сельского хозяйства РФ с 2015 по май 2018 года. И нельзя не соврать, если сказать, что в этот период у российских фермеров жизнь была слаще сахара. В отличие от крупных агрохолдингов.

И вот нюанс: именно в 2015 году был создан, выжил и развился проект «Ешь деревенское», который теперь так заинтересовал зятя экс-главы Минсельхоза России, и который предлагает чуть ли не штучный продукт: «Мы отбираем производителей, которые не используют искусственные добавки для вкуса, цвета и запаха. В пищу животным не добавляют антибиотики и гормоны роста, а в овощах и фруктах нет пестицидов, производители не злоупотребляют азотистыми удобрениями».

Но сейчас не о том, что Александр Ткачев сделал или не сделал для того, чтобы на столах большинства россиян были именно такие экологически чистые продукты. Сейчас главное, сколько еще сможет сохранять эту чистоту проект «Ешь деревенское», после того, как этот сервис, по мнению эксперта «Коммерсанта», будет поглощен стратегическим игроком. Ведь нетрудно догадаться, что зять экс-главы Минсельхоза РФ Роман Баталов, владеющий 60% Инвестиционного фонда «Брамос Капитал», не просто из любопытства стал совладельцем проекта «Ешь деревенское».

Что тогда есть будем?

— Да вы и сейчас не всегда экологически чистый продукт получаете, заказывая его хоть в сервисе «Ешь деревенское», хоть в других ему подобных. А уж когда этот бренд выкупит крупный инвестор — и подавно деревенских продуктов здесь не будет — только из цехов агрохолдингов, — считает фермер, председатель общественного движения «Федеральный сельсовет» Василий Мельниченко. — Появление таких сервисов, торгующих деревенской, фермерской продукцией можно только приветствовать. Я сам покупаю продукты в одном из таких магазинов, но и там не всегда бывает натуральный продукт. Поэтому я всегда сообщаю девочкам-продавщицам: «Вот, на прошлой неделе купил у вас сметану из натурального молока, а на этой — из порошкового оказалась». На вкус отличаю, я же всю жизнь прожил в деревне.

Думаю, также и в сервисе «Ешь деревенское», наверняка в некоторых случаях продукты оказываются не натуральными или, как теперь говорят, не совсем экологически чистыми. И это не вина таких сервисов, которые стараются предоставить людям возможность питаться нормально, получать здоровую пищу. Просто никто сейчас не может гарантировать ее экологическую чистоту и обеспечить ее поставку даже в таких, как сегодня, ограниченных по востребованности объемах — сейчас большинство россиян предпочитает закупаться в супермаркетах, где напичканные химией продукты куда дешевле.

«СП»: — Но спрос на «деревенское» только растет…

— Замечательно, но поздно: убили же деревню, мы с вами это много раз обсуждали. Откуда взять натуральный продукт в больших объемах, если фермерство и крестьянские хозяйства удушили на корню, дав «зеленый свет» агрокорпорациям и агрохолдингам, для которых норма — использовать химию что в растениеводстве, что в животноводстве? Необходимы годы и годы, а главное — реальная государственная поддержка сельских жителей, точнее, государственная политика, направленная возрождение сел и деревень.

«СП»: — А если не государство, но крупные инвесторы начнут вкладываться в производство и продажу экологически чистых продуктов?

— Да у них даже при всей чистоте помыслов такое не получится. Инвестор же вложит немалые средства, которые надо вернуть с прибылью. Потребуется наращивать обороты, а здесь он и упрется в тот же самый «забор» — деревенской продукции не хватает, потому что деревня убита. И все закрутится по прежнему кругу: химические добавки, шприцевание и т. д. И у этого экологического сервиса, в который раньше попадала хоть какая-то действительно деревенская, фермерская продукция, окажется только один поставщик — крупный агрохолдинг.

Поэтому, если хотите, чтобы в России была экологически чистая продукция, надо брать пример с Нидерландов, где с 1996 года запрещено применение ядохимикатов в растениеводстве, а с 2009 года запрещено применение антибиотиков в животноводстве.

«СП»: — Но ведь в нашей стране никто не заставляет аграриев «химичить»…

— Не заставляет. Но что получается? Например, у меня неподалеку свонокомплекс, где выращивают около 200 тысяч свиней в год, и выращиваются они с применением анаболиков, то есть, ускорителей роста, из-за которых свинья зреет всего 80−90 дней. А если я буду кормить своих свиней зерновыми, как теперь говорят, экологически чистыми кормами? Ведь тогда у меня свинья будет также зреть, но аж 200 дней. И теперь, если я за каких-то 300 рублей куплю 10 уколов анаболиков, чтобы свинья росла также быстро, а всем буду рассказывать, что, вот, смотрите, у меня свинья домашняя — разве вы получите экологически чистый продукт?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *