Политика

Афганцы и африканцы наводят свои порядки в Прибалтике

Афганцы и африканцы наводят свои порядки в Прибалтике

«Не хотели жить с русскими, будете жить с африканцами». Такие фразы встречаются в иронических комментариях, которые жители Прибалтики оставляют под сообщениями об очередных выходках нелегальных мигрантов. Эксперты полагают, что само наличие тысяч беженцев сильно повлияет на общество всех трех прибалтийских стран. Каким именно образом?

С конца мая по начало августа в Литву с территории Белоруссии проникло свыше 4100 мигрантов. Оказавшись припертым к стене, литовское правительство пошло на жесткие меры. Министр внутренних дел Агне Билотайте распорядилась, чтобы пограничники силой выпроваживали прибывающих мигрантов обратно на территорию Белоруссии.

С незваными гостями не церемонятся

Белорусские стражи границы беспрерывно уличают литовских коллег в использовании бесчеловечных методов: с их слов, литовцы избивают беженцев и натравливают на них собак. Сами литовцы это отрицают, но проверить их слова нельзя – прессе Литвы доступ в приграничные районы запрещен.

Кроме того, на границе сейчас рьяно устанавливают заграждение из колючей проволоки – причем настолько пренебрегают техникой безопасности, что 31 августа 47-летний Эгидиюс Карла при подготовке к монтажу заграждения получил тяжелую травму, от которой и скончался. Тем не менее, результат спешно принимаемых мер не замедлил сказаться – количество проникавших в Литву мигрантов сначала сократилось в разы, а потом и вовсе сошло на нет.

Однако штурм продолжается – прочность литовской границы «щупают» все новые группы пришельцев. Некоторые оседают на границе надолго – целыми неделями ожидая возможности прошмыгнуть на территорию Евросоюза. Так, замглавы Службы охраны госграницы Литвы Антанас Монтвидас на днях сообщил о группе выходцев из Сомали (двое мужчин и семь женщин), которых его коллеги отслеживают уже больше недели.

Остается вопрос – что делать с теми 4100 мигрантами, которые уже находятся в Литве и распределены по нескольким крупным лагерям? Законы ЕС не позволяют вышвырнуть людей, успевших подать просьбу об «убежище», такие прошения необходимо тщательно изучать – процедура занимает многие месяцы. Например, 9 сентября Европейский суд по правам человека запретил Литве высылку пяти афганцев – те сообразили вовремя подсуетиться и направили в ЕСПЧ слезную жалобу, в которой представили себя жертвами политических репрессий. А что будет, если к этому трюку прибегнет каждый из окопавшихся в Литве пришельцев?

Из прибывших в Литву гостей свыше 400 являются детьми – как учить их в литовских школах, если педагоги не знают арабского языка? Тем временем беженцы уже успели несколько раз устроить волнения в лагерях, протестуя против суровых условий содержания. В ночь на 13 августа из здания бывшей школы в поселке Веребеяй (Алитусский район) через сделанный ими подкоп под забором сбежали 34 «гостя». До сих пор удалось поймать лишь нескольких – хотя литовские силовики проводили облаву с помощью вертолета. «Вывод понятен: без помощи местных скрываться такая группа так долго не может. Скорее всего, она разделилась на мелкие группки и пробирается в Польшу по отдельности», – отмечает белорусский политолог Юрий Шевцов.

Литовские журналисты и сотрудники Красного Креста, изучающие жизнь мигрантов в лагерях, выяснили, что те уже успели сформировать кастовую систему. Иерархия формируется по национальному и расовому признаку, а также по гражданству. К «высшей» касте относятся арабы и курды, к «низшей» – выходцы из стран Африки, Афганистана и Сирии. Кроме того, место в иерархической лестнице зависит от наличия денег и физической силы. Например, сильные вымогают у более слабых деньги за использование душа, представители разных каст посещают разные туалеты.

Двое мигрантов, проживающих в лагере, разбитом на военном полигоне Руднинкай, поведали о существующей там сексуальной эксплуатации и проституции. Помимо этого, они рассказали, что наиболее обеспеченные мигранты наловчились приобретать алкоголь у литовских должностных лиц.

Мигрантов заселяют в тюрьму

Мигрантов уговаривают вернуться на родину по доброй воле, обещая выделить каждому «возвращенцу» единовременное пособие в 300 евро. Однако пока что на эту награду искусились немногие. Большинство пришельцев выражают твердое намерение остаться в ЕС – можно даже и в самой Литве. «Я хотел бы жить и работать здесь. Если бы у меня был шанс, я бы хотел здесь найти и жену. Я не против смешанного брака с белыми, хотел бы заключить межкультурный брак», – заявил, например, литовским журналистам выходец из Сьерра-Леоне. «Не хотели жить с русскими, будете жить с африканцами», – злорадствуют в адрес литовцев русскоязычные жители страны в интернет-комментариях.

В конце августа стало известно, что мигрантов из палаточного лагеря в Руднинкае начали переводить в освобожденные для них помещения тюрьмы городка Кибартай (под Каунасом) – где, как утверждается, они в преддверии приближения зимы окажутся в лучших условиях. Юрий Шевцов отмечает: «Это около 800 человек. Одинокие молодые мужчины, в основном иракцы. Прикидываю логику и какие-то социокультурные последствия. В тюрьме было 290 сидельцев-литовцев. Их перераспределили между другими зонами. Вряд ли тюрьма была недоселена сидельцами. Такое бывает редко. То есть 750–800 беженцев – это скорее двукратное или более уплотнение для всех возможностей зоны: плотность в камерах, нагрузка на пищеблок, охрану, санитарные дела. Если так, то тут закладывается большое поле для конфликтов разного типа и для внутренней ускоренной самоорганизации беженцев для защиты своих прав. Все ставки обслуги в тюрьме сохраняются. Значит, и охрана, и прочий контроль за заключенными. То есть беженцы помещаются в реальную тюрьму.

При более чем двукратном увеличении нагрузки на обслугу. Обслуга не приспособлена к работе с такой массой заключенных… При таком раскладе порядок в тюрьме обеспечить будет проблематично. Заключенные почти наверняка установят над нею свой реальный контроль. А также быстро войдут в давно сложившуюся вокруг старой тюрьмы околопреступную среду».

Шевцов напоминает, что Кибартай – это маленький городок прямо на границе с российской Калининградской областью и в 70 километрах от населенного пункта Рукла, где разбит еще один лагерь для беженцев. И здесь же находится военный полигон, где постоянно присутствует танковый батальон одной из стран НАТО. «В другую сторону от Кибартая, тоже километрах в 70, в маленьком городке Расейняй размещаются вывезенные из Афганистана переводчики-афганцы и их семьи. Человек 300. С перспективой постепенного роста за счет подтягивающихся членов семей до 500–1000. Неохраняемая группа с почти полученным статусом политических беженцев и материальным обеспечением. Они заведомо имеют право на школу и контакты с прессой и родственниками из стран ЕС.

Выводы: Литва создает кластер из трех заведомо проблемных форм содержания беженцев в маленьких городках в этнически литовской части Литвы вблизи Каунаса. В каждом городке беженцы имеют потенциал сильного влияния на городок. Между тремя местами содержания беженцев легко устанавливается связь. Выстраивается возможность контактного коридора между лагерями на белорусской границе и этим кластером, расположенным вблизи границы с Россией. Создаются предпосылки для сильного контакта между беженцами и преступностью прежде всего Каунаса и окрестностей», – предрекает политолог.

Страх и сумятица в Латвии

Столкнувшись с противодействием на границе Литвы, мигранты поневоле устремились в Латвию. Здесь их должен был встретить забор, строительство которого на границе с Белоруссией Рига анонсировала еще в 2017 году. Но процесс строительства омрачился коррупционным скандалом – когда латвийский Госконтроль пришел к выводу о разбазаривании свыше 7 млн евро.

Так или иначе, укрепление границы, пусть оно и сопровождалось коррупционными скандалами, в свете нынешних событий выглядит очень даже обоснованным. Сейчас возведение забора на белорусской границе возобновилось – в частности, Словения решила подарить Латвии партию колючей проволоки.

Помимо силы, латвийские пограничники прибегают к обману. Типичный случай: в латвийский пункт пропуска «Патерниеки» прибыли 14 граждан Афганистана, в том числе десять детей. Они попытались подать прошение о предоставлении им в Латвии защиты и убежища. Кроме того, граждане Афганистана потребовали представителя ООН, чтобы избежать риска применения к ним физической силы.

Латвийские правоохранители заверили, что доставят беженцев в лагерь, однако обвели вокруг пальца. «Сначала они отвели их от пункта пропуска, продержали людей под дождем всю ночь, а затем на автомобиле вывезли к границе. Латвийские силовики пытались вытеснить эту группу беженцев на территорию Белоруссии напротив участка заставы «Бигосово», – рассказали в белорусском госпогранкомитете со слов беженцев. Латвийская сторона эти рассказы опровергает…

В начале сентября на границе Латвии и Белоруссии находилось 83 человека. Однако они неожиданно исчезли – причем в силу, естественно, «случайного совпадения» их исчезновение совпало с визитом на границу сотрудников комитета ООН по делам беженцев.

Латвийские силовики утверждали, что означенные 83 человека резко ушли обратно в Белоруссию – но сами белорусы этого не подтвердили. «После решения Европейского суда по правам человека, который обязал Латвию и Польшу обеспечить мигрантов одеждой, едой и по возможности жильем, они начали пропадать. Наверняка временно растолкают по лагерям, а ООН уедет – и начнут мелкими группами выдавливать в сторону Белорусии. Прецедент достаточно тревожный», – отмечает белорусский политолог Андрей Сыч. Ситуация осложняется тем, что прессу Латвии, как и Литвы, в приграничные районы не допускают.

До момента, пока латвийцы успели прибегнуть к методам, опробованным их литовскими коллегами, в Латвию успели проникнуть около 400 человек. Их размещают в специальных центрах под Ригой и в Даугавпилсе. 7 сентября беженцы, находящиеся в центре временного содержания «Муцениеки» (под Ригой), устроили акцию протеста, пообещав сломать забор, за которым их держат, или устроить голодовку. В качестве подтверждения серьезности своих намерений они выбросили привезенные им тарелки с едой. «Мы не хотим оставаться в Латвии, а желаем попасть в Германию», – заявили участники акции журналистам.

Беженцы находят союзников в рядах жителей страны – но те готовы помогать им не безвозмездно. 1 сентября в Латвии был начат уголовный процесс против переводчика пограничной охраны, который, как выяснилось, «был вовлечен в преступную деятельность транснациональной организованной преступной группировки, которая обеспечивала гражданам Ирака возможность нелегального пересечения латвийско-белорусской границы».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *