Мир расколется на два торговых блока: США-ЕС и РФ-КНР

Мир расколется на два торговых блока: США-ЕС и РФ-КНР

Великие державы в скором времени поделят мир, который будет разделен на торговые блоки: американо-европейский и росийско-китайский. Такое предположение высказал чешский политолог и экономист Петр Робейшек. В этой борьбе, по его мнению, в проигрыше останется Европейский союз, занявший слабую позицию. Эксперт уверен, что, хотя ЕС стремился «воплощать свои великодержавные, амбициозные мечты», однако реализовывал их недостаточно последовательно.

«Европа недорабатывала, а главное, ей не хватило патриотизма европейцев. В результате она оказалась самым слабым и самым уязвимым игроком», — пояснил он в интервью Radio Universum.

Робейшек также предположил, что после раскола мира станет значимым национальное государство. Это, по его словам, означает, что ряду стран придется самостоятельно продвигать свои интересы и меньше рассчитывать на других.

Что ж, интересное предположение. Павда, не понятно, как это сочетается с разделением на блоки?

Ну, и о блоке между Россией и Китаем говорится давно Но Россия едва ли сможет занимать в нем равноправное место, будучи на вторых ролях, как Европа по отношению к США. Слишком уж несопоставим потенциал экономик.

Следует отметить, что раскол мира предрекают давно. Но он все не раскалывается. Как и не появляется давно анонсированного многополярного мира. Прав ли Робейшек в своем предположении о формировании двух торговых блоков?

— Всё идет к тому, — считает руководитель экспертного совета российского Фонда стратегического развития Игорь Шатров.

— Понятно, что попытка изолировать российскую экономику от мировой обречена на провал. Что это значит? Это значит, что вокруг российской экономики сформируется пул стран, которым будут необходимы связи с Россией. И это не только потребители нефтегазового сырья. На мировом рынке востребована продукция российского аграрного комплекса, ВПК, химической и металлургической индустрии, космической, атомной и других высокотехнологичных отраслей промышленности. Сухопутный, морской (включая Северный морской путь), авиационный транзит через российскую территорию необходимы мировой экономике как воздух.

В связи с тем, что пользоваться американским долларом при международных расчетах становится небезопасно, страны постепенно будут переходить на расчеты в национальных валютах. Таким образом вокруг России сформируется рынок на основе рубля, вокруг Китая — на основе юаня. В перспективе может появиться и общая наднациональная валюта, к использованию которой примкнут соседние государства. Когда среди этих стран окажутся Индия, Иран, Пакистан, государства Юго-Восточной Азии, гегемонии доллара придет конец.

«СП»: — Несмотря на все санкции, Европа остаётся нашим главным экономическим партнёром. Китай может её заменить? У нас давно говорят о повороте на Восток, но пока это не более, чем слова…

— Если при оценке страновой структуры экспортно-импортных отношений брать в расчет отдельные государства, а не ЕС целиком, то главным экономическим партнером России и сейчас является Китай (17,9% внешнеторгового оборота в 2021 г.). За ним следуют Германия, Нидерланды и Белоруссия. Доля Китая будет расти, доля стран ЕС, по их собственной инициативе, станет снижаться. Не Россия начала этот процесс, но Россия, действительно, вынуждена повернуться на Восток.

«СП»: — А что мы можем дать Китаю? Кроме ресурсов…

— Много чего. Например, мозги и технологии. Да, да, именно технологии. Вряд ли без кооперации с Россией (или странами Запада) Китай сможет создать перспективные модели пассажирских и военных самолетов, сделать определяющий рывок в космической гонке, создать полноценную ядерную энергетику. В отдельных отраслях промышленного производства, науки и техники у России есть уникальные компетенции, которых нет ни в одной стране мира. Ну а ресурсы — это приятный бонус.

«СП»: — По словам Робейшека, хотя Евросоюз стремился «воплощать свои великодержавные, амбициозные мечты», однако реализовывал их недостаточно последовательно. В результате он оказался самым слабым и самым уязвимым игроком. Так ли это? А мы не стали слабым и уязвимым игроком? Не будем ли мы по отношению к Китаю подчинённым, как Европа к США?

— Разные культурные традиции будут прочно удерживать Россию и Китай от копирования друг друга. Этим наши отношения коренным образом отличаются от отношений США и Европы, принадлежащих к одной, западнохристианской цивилизации. В то же время непохожесть не является преградой на пути взаимовыгодных отношений. Их ведь Китай всегда старался выстраивать и с Западом. Однако Запад в очередной раз показал свое истинное лицо, надолго отбив охоту повторять попытку подружиться.

Отношения Москвы и Пекина от взаимоотношений Вашингтона и Брюсселя отличает также и то, что они изначально строятся на условиях равноправия. Европа проигрывает Америке и политически, и экономически, и в военном плане. В нашем случае Россия остается великой военной державой, обладающей гигантскими территориями и несметными запасами природных ресурсов, высокообразованным населением и второй, если даже не первой по качеству армией в мире. Китай — крупнейшая в экономическом плане держава. Это очень существенно, но по другим направлениям Китай не главенствует. И это объективно делает отношения равноправными. Экономика — это, конечно, много, но не всё. Она не перевешивает все остальные аргументы.

«СП»: — Робейшек предположил, что после раскола мира станет значимым национальное государство. По-вашему, эпоха глобализма подходит к концу? А как это сочетается с предположением о расколе на блоки?

— Блоки ведь могут состоять и из равноправных национальных государств. А железные, да пусть даже бархатные занавесы между ними — это и есть конец глобального мира с его якобы открытостью и свободным перетеканием из страны в страну капиталов, граждан, товаров и услуг. Многополярный миропорядок без гегемонии того или иного «полюса», но при сохранении открытости глобального мира пока не удается создать. Создаваемая «новая биполярность», похоже, в каком-то виде повторит биполярность времен холодной войны XX века.

— Раскол мира на два основных лагеря предусматривался концепцией «Глобализации 1.0», согласно которой США при Обаме пытались создать две торговые зоны под своей эгидой: трансатлантическую и транстихоокеанскую, — говорит директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— Однако избрание президентом США Трампа свело на нет эти усилия. Байден был бы рад вернуться к реализации проекта Обамы, но мир изменился: при Трампе глобалисты поменяли концепцию обеспечения мирового господства и начали реализацию проекта «Глобализация 2.0» без намерений построить многополярный мир. В рамках новой концепции миропорядка глобалисты запустили курс на тотальную цифровизацию, пандемию, кодирование населения, войну в Евразии с участием России и реализацию климатической повестки дня. Китай и Россия сопротивляются этой повестке дня, но вяло. При этом у Китая есть альтернативная повестка трансформации миропорядка, а Россия лежит под глобалистами даже не смотря на санкционные баталии с Западом.

«СП»: — А Робейшек считает, что с завершением процесса глобализации мир расколется на два торговых блока: китайско-российский и американо-европейский. Это реально?

— Не понимаю, почему мы обращаем внимание на заявления разного рода фриков? Некий Робейшек отстал лет на 10 со своими прогнозами. В мире активно развиваются три азиатских, а также африканский и латиноамериканский рынки в то время как никакого китайско-российского рынка мы не видим.

«СП»: — Китай вроде не хочет ни с кем ни в какие блоки вступать: ни в политические, ни в экономические. Напротив, он претендует на статус нового центра глобализации. Почему?

— Китай не собирается становиться новым центром глобализации. Он терпеливо ждет, когда единая западная цивилизация не ослабеет настолько, что Китай сможет извлечь собственную выгоду из умелого маневрирования между США, ЕС и Великобританией и манипулирования всеми этими слабеющими игроками.

«СП»: — По словам чешского эксперта, хотя Евросоюз стремился «воплощать свои великодержавные, амбициозные мечты», однако реализовывал их недостаточно последовательно. Так ли это?

— Евросоюз в последние три-четыре года (после «Брексита») перестал существовать как полноценный геополитический субъект. Не понимаю, зачем Россия в последние годы поддерживала свое членство в ПАСЕ, ОБСЕ и проч. Из-за будущей сделки с ЕС по газу? Полагаю, что в ближайшее время РФ должна жестко закрыть свое сотрудничество с евроидиотами, выродившимися в неонацистов, русофобов и лобби транснационалов и всевозможных экзотических меньшинств.

«СП»: — То есть повернуться-таки лицом к Китаю? А нет ли риска того, что мы для Китая окажемся чем-то вроде ЕС для США, т. е. в роли младшего партнёра? Чем мы с ними торговать-то будем, кроме ресурсов?

— Современная Россия, являющаяся в идеологическом смысле отрицательной величиной, не может быть полноценным партнером (а тем более — братом) кого-либо, в том числе — Китая. Это просто фактор, с которым надо считаться по мере возможности, не более. Все самые влиятельные мировые политики, включая китайских (а особенно — турецких) сегодня внимательно наблюдают, как агонизирует Россия, размышляя над тем, чем они смогут поживиться в пространстве РФ с момента начала её фрагментации.

Задача — не допустить такого исходы в принципе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.