Европа ищет варианты по поставкам нефти из России

Европа ищет варианты по поставкам нефти из России

Отмечен резкий рост «теневой активности» судов в водах России. Западные эксперты, основываясь на спутниковой съемке, полагают, что вблизи российских портов отечественные и иностранные суда, следуя вблизи друг друга, длительное время (не менее трех часов), перекачивают нефть с танкера на танкер или перегружают с борта на борт другие товары.

Суда стали чаще скрывать информацию о передвижении в водах России, сообщил Bloomberg со ссылкой на аналитиков Winward.

С 24 февраля Windward отследила 22 таких судна, в том числе суда, зарегистрированные в США, Германии и Великобритании — странах, которые ввели жесткие санкции против России.

Западные моряки подались в контрабандисты не от хорошей жизни, поясняют российские эксперты.

— Это, скорее, даже не контрабанда в полной мере, а оптимизация затрат на вывоз российской нефти. Западные компании так и не разобрались в политических хитросплетениях своих политиков — чем еще можно торговать с Россией, а чем уже нельзя. К тому же, риски быть уличенным в контрабанде куда менее значительны, чем имиджевые потери из-за открытой торговли с Россией, — считает ведущий эксперт Финансового университета при правительстве России и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков:

— Вполне возможно, что используются какие-то схемы, которые использовались разными странами при торговле, например, с Ираном. Танкеры, которые собираются вывести иранскую нефть, бывает, за несколько дней до подхода к иранскому порту выключают систему оповещения, так называемые транспондеры.

Заходят в порт, загружаются, и отправляются в обратный путь, а транспондер включают только уже на подходе к порту назначения. Бывает, что нефть перегружается с танкера на танкер в море, чтобы запутать следы и не привлекать к себе внимание. И тогда уже этот другой танкер идет с нефтью в порт назначения. Бывает по-разному, но такие практики в мире используются. Сложно сказать, насколько это используется российскими компаниями.

Тем более, сейчас, когда многие поставки идут еще по старым контрактам, по ним идет отгрузка. И вот, например, вице-премьер России Александр Новак говорил, что все в нормальном режиме отгружается. Но, тем не менее, сейчас такая обстановка в мире, что все старые правила игры ломаются, и если такие обходные схемы используются, то ничего удивительного в этом плане нет.

Но, опять же, с другой стороны — российскую нефть покупать не запрещено — никому. Ее нельзя доставлять на территорию Соединенных Штатов. Великобритания тоже говорила, что она вводит эмбарго, но официальные бумаги, подтверждающие запрет импорта нефти из России, насколько я знаю, так и не вышли. Британцы только заявляли об этом, но официально не подтвердили.

И вопрос тогда в том, что раз не запрещено у нас нефть покупать, то зачем какие-то сомнительные операции нужны? Не думаю, что таким образом нашу нефть в США доставляют. Тем более, какой смысл скрываться, если с 8 марта есть еще 45 дней для продолжения поставок импортных энергоресурсов из России в Соединенные Штаты.

Скорее всего, рост участников обходных схем вызван непониманием того, что на данный момент можно поставлять из России, а что нельзя. Не ясно также, с какими страховыми компаниями можно договоры подписывать, а с какими — нет. С какими банками можно работать? Потому что санкций очень много, они вводились очень интенсивно.

«СП»: — Тем более, легко запутаться в политическом многословии, содержащем мыслимые и немыслимые угрозы по отношению к России…

— Да, многие из этих угроз, как я уже рассказал на примере Британии, так и повисли в воздухе. И поэтому компании еще не разобрались, что можно, а что нельзя в торговом взаимодействии с нашей страной.

И второй момент: если кто-то узнает про покупку российской нефти, то у западных компаний будут имиджевые иски. Вот, например, компания «Шелл» купила партию российской нефти, а потом ей пришлось извиняться.

«СП»: — То есть, если уличат в контрабанде, для западных компаний это обойдется куда дешевле, чем имиджевые издержки в открытой торговле?

— Получается, так. Поэтому вопрос не в том, что это выглядит как контрабанда, нет. Думаю, вопрос в том, что это попытка скрыть, откуда ты нефть взял, чтобы потом не было имиджевых издержек на европейском рынке.

Во-вторых, это может быть попытка минимизировать затраты на страховании. Сейчас, при заходе судна в порт, страховые компании стремятся гораздо больше, чем ранее, с него денег взять. Тем более, когда речь идет о заходе в российские порты.

Поэтому здесь пока не то чтобы контрабанда в полной мере, а скорее это оптимизация затрат на вывоз российской нефти. По сути, речь идет о том, что западные государства создали проблему для своих компаний. И компании теперь пытаются решить эти проблемы, в том числе, вот таким методом.

— Срабатывает инстинкт самосохранения. Рост «теневой активности» иностранных судов в российских водах — это очень показательный пример того, как западные компании пытаются выбраться из санкционной ловушки. Западный бизнес стремится выжить, поэтому ищет обходные пути ограничений, введенных их же правительствами, — считает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов:

— Это результат, к которому привели все эти смелые инициативы западных управленцев, которых на свою голову выбрали немцы, американцы и прочие западные люди, оказавшиеся теперь в такой, скажем так, причудливой ситуации.

Те решения, которые принимают сейчас недружественные Российской Федерации страны, идут во вред, в первую очередь, не нашей стране, а их же странам. Но меня это беспокоит потому, что эти страны являются нашими крупными торговыми партнерами, и, несмотря на политическую истерию, они таковыми остаются.

Более того, наше государство хочет, чтобы они так и оставались нашими не только крупными торговыми партнерами, но и стабильно живущими — без экономических провалов, которые наблюдаются в данный момент времени. А учитывая, что политика, в первую очередь, европейских властей ведет к неминуемому экономическому краху, о стабильности и благополучии этих стран, видимо, придется забыть.

Речь не о том, что мы их якобы шапками закидаем. Нет, они сами себе яму роют. А когда у них произойдет экономический крах — это неминуемо — наша страна от этого тоже потеряет.

Во-первых, от сокращения торговли с этими странами. И, что самое главное в плане стратегии, от сокращения грузопотоков из Китая в Европу. Китай, кстати, тоже не заинтересован в том, чтобы Европа так весело играла в «русскую рулетку» на свой манер, когда в шестизарядном барабане остается не один, а пять патронов.

Вот, в марте 2020 года в Германии было произведено 44 киловатт-часа электроэнергии. В 2021 году — 44,9 кВт-ч. А в марте 2022 года прогнозируется (идут подсчеты) 37 кВт-ч электроэнергии. Это говорит о том, что крупные германские потребители сокращают спрос на электроэнергию, поскольку они уходят с рынка. И это означает, что экономическое благополучие Германии, просто говоря, накрывается медным тазом. А нефть становится все дороже и дороже.

В этой ситуации продолжение конфликта с нашей страной, и такое дотошное следование ранее принятым планам по выполнению ограничений, наложенных на РФ, ударят по Германии еще сильнее. А речь, ведь идет не только о Германии, она просто наиболее показательна, ее экономика самая крупная в ЕС и вроде как наиболее устойчивая. Но то, что мы сейчас наблюдаем, не позволяет говорить об устойчивости.

Экономическая ситуация в Германии плохая, и руководство этой страны старается эту ситуацию еще сильнее ухудшить. Я думаю, что немецкий бизнес, немецкие компании все это прекрасно понимают, и будут стараться всеми силами и всеми возможными методами вывернуться из-под действий, директив своих властей.

Причем, так будет происходить не только в Германии, но во всем ЕС, а также в ряде стран других регионов, которые оказались вовлеченными в этот конфликт. Контрабанда нефти и товаров — вынужденная мера для западных компаний, так они стараются выжить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.