Главные новости дня

14 657 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Витковский
    Типичная фамилия свидомого...Зеленский и Конст...
  • Владимир Витковский
    Нельзя верить бандерЛохам !!!Донбасс предложил...
  • Виктор Шиховцев
    Руки коротки. Я предлагаю не хоронить а кремировать. Земля его не принимает...Зюганов пообещал ...

Конец «многовекторности»: остается ли у Лукашенко пространство для маневра?

Конец «многовекторности»: остается ли у Лукашенко пространство для маневра?
Конец «многовекторности»: остается ли у Лукашенко пространство для маневра?

Минск и Москва возобновили диалог по «дорожным картам» для углубления интеграции в рамках Союзного государства, сообщил посол Белоруссии в России Владимир Семашко. Он рассказал о том, что первый вице-премьер его страны Николай Снопков посещал с визитом Москву, где с вице-премьером России по вопросам евразийской интеграции Алексеем Оверчуком обсуждал принципы работы «дорожных карт». «Найден консенсус в главных вопросах», – заявил он.

Неужели лед тронулся?

Напомню, актуализация разговоров о перспективах началась в прошлом году. Причем не просто разговоров, а предметного обсуждения реализации того, что было прописано в договоре еще 20 лет назад, большая часть чего так и не была выполнена. Однако тогда все уперлось в несговорчивость Минска, который наотрез отказался обсуждать т. н. 31-ю дорожную карту. Александр Лукашенко, с одной стороны, давил на то, что такие шаги не оценит белорусский народ, при этом для внутренней аудитории собственноручно раскручивая тему «посягательства России на суверенитет». А с другой – прямым текстом давал понять, что вопросы решаемы в обмен на не очень обоснованные в отсутствии реальной интеграции экономические преференции. Иными словами, пытался продать интеграцию по схеме: «утром стулья – вечером деньги».

Переговоры длились долго, но так ни к чему и не привели. Более того, накануне выборов антироссийская риторика и действия белорусского лидера стали совершенно безобразными, апогеем стало т. н. дело 33 богатырей. Его подоплека до конца не выяснена, но ясно, что белорусские власти поучаствовали в отвратительной провокации, которая могла бы серьезно рассорить наши страны. Во всяком случае, об интеграции точно можно было бы забыть.

Однако после выборов ситуация изменилась и серьезно. Дело даже не в протестах, которые оказались самыми серьезными за годы правления Лукашенко и в какой-то момент даже заставили многих поверить, что в Белоруссии возможен успешный «майдан», то есть свержение действующей власти.

Дело в том, что время «многовекторности» для Батьки закончилось. Запад сразу дал понять, что не признает результатов выборов. Другой вопрос, что он, судя по всему, опасается лезть в Белоруссию столь же нагло, как на Украину, отдав эту миссию на откуп отдельным заинтересованным странами (Польша и Литва). Это четко читается в действиях европейских политиков, которые действуют по принципу «войну прекращаем, но мира не подписываем», т. е. заявляют о юридическом непризнании Лукашенко, но о признании реального порядка вещей.

К тому же сам Лукашенко продемонстрировал, что он – не Янукович, да и Москва непрозрачно намекнула, что не даст повторить «украинский сценарий». Тем не менее после «подпольной» инаугурации и череды заявлений западных стран об отказе признать Лукашенко как правомочного главу государства становится ясно, что с заигрыванием с Западом Батьке пора завязывать.

Думаю, общеевропейские санкции против Минска – вопрос решенный. Можно забыть о кредитовании по линии Европейского инвестиционного банка (ЕИБ) и Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), будет заморожено «Восточное партнерство» и другие проекты, дававшие Минску «коврижки» в обмен на «многовекторность», которая на деле оборачивалась принципом подальше от Москвы.

Наконец, сам Батька вынужден защищаться, закрыв границу с Европой. Причем с Польшей закрыв конкретно – запретив ввоз любых товаров. В воздухе витает угроза оставить Литву без белорусского транзита. А ведь именно через порт Клайпеды в РБ приходила альтернативная российской нефть. Значит, о попытках отказаться от российской нефти, об успехах которых Минск рапортовал весь последний год, точно придется забыть. А если еще Европа перестанет покупать нефтепродукты Белоруссии, то Минску совершенно точно не останется ничего, кроме как слиться в теснейших объятиях с Москвой, для чего придется реализовывать реальную интеграцию.

Так-то оно так, но тут есть ряд оговорок.

Во-первых, Европа явно не готова так просто отпускать Белоруссию, тем более в сторону Москвы. В ее интересах сделать из Белоруссии, Украины и Прибалтики «буферную нейтральную зону», отделяющую Европу от России, а полный разрыв связей с Минском поставит на этой задаче крест. Так что европейцы тут будут стараться не перегнуть палку.

Во-вторых, вызывает определенные сомнения тот факт, что Батька осознает, что играть в «многовекторность» у него более не получится. Конечно, досадно: ведь сколько лет ему настолько мастерски удавалось сидеть на двух стульях, что многим, включая его самого, могло показаться, что так будет длится вечно.

Открыто высказанный в конце прошлого года отказ Москвы содержать Белоруссию просто за «красивые глаза» (заявления о дружбе), несомненно стал «холодным душем» для Минска. То количество попыток, которые Лукашенко предпринял для того, чтобы «вернуть все, как было», то упорство, с которым он звонил и ездил к Владимиру Путину сам и посылал в Москву своих эмиссаров, говорит о том, что он был уверен: Москву удастся «нагнуть» (прибегнем здесь к излюбленному выражению самого Лукашенко).

И лишь угроза оказаться в полнейшей изоляции, явно обозначившаяся после выборов, очевидно, подтолкнула его к смягчению позиции. Однако не факт, что как только у него все будет хорошо, он не попытается включить свою «старую песню о главном». То, что Россия его защищает на мировой арене, снова дает кредиты,  может быть воспринято как слабость, мол, куда вы денетесь с «подводной лодки»?

Так, в ходе встречи в Сочи Лукашенко говорил о готовности перенаправить транзит своих грузов, ранее осуществлявшийся через Литву, в российские порты, а спустя несколько дней дал понять, что готов сделать это только в том случае, если ему предложат такие же условия, как в Прибалтике. Опять условия…

Ситуация весьма шаткая и неоднозначная. С одной стороны, Лукашенко понимает, что Москва поддерживает его ввиду отсутствия иных кандидатур, чем такой мастер политического торга, как он, едва ли упустит возможность воспользоваться. С другой – всегда остается опасность того, что России все это смертельно надоест и она просто махнет на него рукой. Игра на грани фола.

Надо отметить: Москва четко дала понять Лукашенко, что о продолжении «многовекторности» и речи быть не может. В начале недели сенатор Алексей Пушков заявил, что реакция Лукашенко на заявление президента Франции Эммануэля Макрона ставит крест на иллюзиях о возможности «многовекторности» политики Минска.

Напомню, Лукашенко весьма резко ответил на призыв Макрона уйти в отставку. Сразу после этого Макрон принял у себя лидера оппозиции Светлану Тихановскую и присоединился к требованиям Польши и Литвы о вводе санкций против Белоруссии.

Как заявил Пушков, ему трудно понять логику надежд некоторых белорусских политиков о продолжении многовекторной внешней политики: «В условиях, когда с Запада в адрес Лукашенко звучит лишь одно: «Нет, нет и нет». Нет у него другого вектора, кроме Союзного государства», – отрезал российский сенатор.

На прошлой неделе с «сигналами» белорусскому лидеру выступил глава ЛДПР Владимир Жириновский, заявивший о том, что Белоруссии придется воссоединиться с Россией. При этом он назвал три варианта объединения.  Первый вариант – вхождение в состав России. По мнению Жириновского, если Лукашенко поддержит его, достаточно, чтобы Верховный совет Белоруссии обратился с просьбой к Путину, как это было с Крымом в 2014-м. Второй вариант – конфедерация. Третий – Союзное государство с единой валютой, но с сохранением Белоруссией своей символики.

Первый вариант, пожалуй, надо отмести сразу. К вхождению в состав России белорусское общество не готово, а попытка сделать это, не спрашивая у населения, тем более в нынешней ситуации, неизбежно приведет к радикализации протестов. Причем как внутри Белоруссии, так и за ее пределами. Запад, отказывающийся признать Лукашенко, не признает и такого объединения, обвинив Россию в очередной «аннексии» – со всеми вытекающими.

Что касается второго и третьего вариантов, то не очень понятно, что имел в виду Жириновский, разделяя их. По сути, Союзное государство это в каком-то смысле и есть конфедерация.

Классических конфедераций сегодня в мире не осталось, разве что какое-нибудь Британское содружество наций. Тот же Евросоюз уже не совсем конфедерация со своей единой валютой, парламентом и рядом других органов.

Нынешнее Союзное государство России и Белоруссии можно считать конфедерацией тоже отчасти. Однако в том виде, в каком оно задумывалось (с единой валютой, правительством и символикой), оно было бы уже, по сути, федерацией.

Так или иначе, сегодня СГ существует больше на бумаге, так что спор о том, какой формой устройства оно является, бессмыслен. Сегодня важно обсуждать перспективы без привязки к терминам, которые могут иметь негативный эффект (слово «федерация» точно отпугнет многих белорусов).

Одним из наиболее безопасных путей углубления интеграции могло бы стать расширение взаимодействия на региональном уровне. Напомню, вчера завершил работу Форум регионов России и Белоруссии, в котором участвовал белорусский лидер, активно встречавшийся с российскими губернаторами и обсуждавший перспективы сотрудничества с каждым из них.

Ранее Лукашенко заявил: «Мы договорились с президентом России, что активизируем региональное сотрудничество. Это очень важно, потому что – часто об этом говорю, практически каждому губернатору – в свое время губернаторы спасли союз Беларуси и России. Еще во время позднего Бориса Ельцина, когда этот союз никому не нужен был».

Стоит отметить, что на практике расширение сотрудничества уже началось: на прошлой неделе стало известно об отправке белорусских строителей на космодром «Восточный». Главе Ленобласти Лукашенко предлагает   построить совместный морской порт за счет денег, сэкономленных на строительстве БелАЭС, с рядом других регионов идут переговоры об обмене техникой, технологией и специалистами. Одной из самых перспективных сфер может стать IT-сфера – здесь уехавших на Запад белорусов могут полностью заменить россияне.

Конечно, все это лишь мелкие шажочки, но после 20 лет фактического бездействия они могут стать прорывом, и сегодняшнее заявление посла внушает робкий оптимизм. Робкий – потому что Лукашенко не раз демонстрировал чудеса политической эквилибристики и некоторыми своими заявлениями и сегодня дает повод для недоверия. После согласования всех 30 «дорожных карт» неизбежно встанет вопрос о 31-й, и как несговорчивый белорусский лидер поведет себя – сказать трудно.

Успех будет зависеть и от того, насколько твердо свою позицию готова отстаивать Москва, будут ли попытки Лукашенко играть в старую игру (а таковые наверняка последуют) пресекаться на корню. Очевидно, что только подлинная интеграция с Россией позволит преодолеть политический кризис в Белоруссии, а Лукашенко в будущем сможет спокойно передать власть, легализовавшись в новой политической реальности.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх