Политика

Пекин сравнялся, либо превзошел США в экономической и военной сферах

Пекин сравнялся, либо превзошел США в экономической и военной сферах

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.


Согласно последним опросам общественного мнения, проводимым раз в два года Чикагским советом по глобальным вопросам (Chicago Council on Global Affairs), большинство американцев считают, что дальнейшее влияние Вашингтона на международные дела в большей степени зависит от укрепления его внутренних институтов и гражданской культуры, чем от сохранения глобального военного превосходства.

На просьбу оценить важность двенадцати факторов, которые помогли бы сохранить влияние США во всем мире, «улучшение общественного образования» было оценено как «очень важное» 73 процентами респондентов опроса. За этим последовали «укрепление демократии у себя дома» (70 процентов) и «сохранение экономической мощи США» (66 процентов) — все эти три реакции опередили «сохранение военного превосходства США» (57 процентов).

Чуть меньше процентов — но все же 50 процентов или более из 2086 взрослых респондентов — назвали «предотвращение политического насилия, такого как восстание 6 января», «сокращение расового неравенства дома» и «сокращение экономического неравенства дома» как «очень важные».

Несмотря на очевидный приоритет, отдаваемый внутренним проблемам как лучшему способу сохранения влияния США, большинство респондентов указали, что в целом их устраивает нынешнее состояние развертывания вооруженных сил США по всему миру, включая обязательства по защите союзников США в Европе и Северо-Восточной Азии.

И впервые с тех пор, как этот вопрос был впервые задан в 1982 году, большинство (52 процента) респондентов заявили, что они поддержали бы отправку американских войск для защиты Тайваня от китайского вторжения.

Действительно, антипекинские ястребы, вероятно, поддержат некоторые выводы этого доклада, одним из наиболее поразительных из которых было мнение, разделяемое подавляющим большинством респондентов, о том, что Пекин либо сравнялся, либо превзошел Соединенные Штаты как в экономической, так и в военной сферах. 40% опрошенных заявили, что экономика Китая сильнее экономики США, в то время как 31% заявили, что две экономики «примерно равны» (Всемирный банк сообщил, что валовой внутренний продукт США в 2020 году составил около 21 триллиона долларов, что примерно на 25 процентов больше, чем в Китае).

46 процентов респондентов согласились с тем, что Вашингтон по-прежнему превосходит (Китай — С.Д.) в военном отношении, 35 процентов заявили, что военная мощь двух стран примерно одинакова, в то время как 18 процентов заявили, что Пекин, чьи военные расходы в прошлом году составили лишь около трети оборонного бюджета США на 2020 год, имел более сильные вооруженные силы. Тем не менее, доля тех респондентов, которые утверждали, что Китай либо опередил, либо сравнялся с Соединенными Штатами в военных расходах, выросла в общей сложности на 12 процентов по сравнению с предыдущим опросом в Чикаго, проведенным два года назад.

И, хотя в целом подавляющее большинство респондентов (68 процентов, самый высокий уровень с тех пор, как Совет впервые задал этот вопрос) заявили, что внешняя торговля и глобализация «в основном полезны для Соединенных Штатов», 58-процентное большинство заявили, что торговля между США и Китаем больше ослабляет национальную безопасность США, чем укрепляет ее. Всего два года назад две трети респондентов согласились с утверждением о том, что торговля с Китаем укрепляет национальную безопасность. Большинство в 62 процента заявили, что они выступают за повышение тарифов на китайские товары, даже если это приведет к росту цен в США.

В то же время, однако, «ограничение влияния Китая во всем мире» получило относительно низкую оценку среди 14 целей внешней политики, которые респондентам было предложено оценить по важности. В то время как половина респондентов назвали «ограничение влияния Китая» «очень важным», такие факторы, как «предотвращение кибератак» (83 процента), «защита рабочих мест американских рабочих» (79 процентов), «предотвращение распространения ядерного оружия (75 процентов)», «борьба с международным терроризмом» и «предотвращение и борьба с глобальными пандемиями» (по 66 процентов), «ограничение изменения климата» (54 процента), — все получили более высокие оценки в качестве приоритетов. Среди 14 перечисленных целей наименее предпочтительными были «защита более слабых наций от иностранной агрессии» (32 процента) и «помощь в установлении демократической формы правления в других странах» (18 процентов).

Что касается того, как должен взаимодействовать Вашингтон, то 69 процентов респондентов заявили, что хотят, чтобы Вашингтон играл «общую руководящую роль» в мире, в отличие от 23 процентов, которые заявили, что хотят, чтобы Соединенные Штаты были «доминирующим мировым лидером», и восьми процентов, которые выступали против «любой руководящей роли». Число тех, кто выбрал «совместное лидерство», увеличилось на семь процентных пунктов по сравнению с 2016 годом. Предпочтение «разделенному лидерству» было самым сильным среди идентифицировавших себя демократов — 77 процентов, и самым слабым, хотя все еще преобладающим, среди республиканцев — 53 процента.

На просьбу выбрать из списка пяти глобальных проблем, в которых Вашингтон должен играть ведущую роль, «предотвращение распространения ядерного оружия» выбрали 76 процентов респондентов; «борьбу с международным терроризмом» — 67 процентов; отправка вакцин COVID-19 в нуждающиеся страны — 62 процента; «ограничение изменения климата» — 58 процентов; и «борьбу с мировым голодом» — 54 процента.

Один из наиболее поразительных выводов опроса, в котором основное внимание уделялось обещанию президента Байдена заставить внешнюю политику США служить среднему классу, показал, что большинство американцев рассматривают внешнюю политику как несоразмерно выгодную для элит и вооруженных сил.

Большинство определили «крупные компании», «правительство США» и «богатых американцев» как получающих «большую выгоду» от внешней политики США, в то время как 42 процента указали на «вооруженные силы США». С другой стороны, большинство от 54 до 60 процентов заявили, что «американцы из рабочего класса», «американцы из среднего класса» и «небольшие компании» выиграли «не очень много» или «совсем ничего».

Несмотря на эти опасения и сильное внимание, уделяемое важности укрепления экономики и гражданских институтов США, а также меньший приоритет, придаваемый респондентами сохранению военного превосходства США, результаты опроса свидетельствуют о том, что общественное мнение не одобряет значительное сокращение глобальной военной позиции Вашингтона, как это понимали респонденты. Только 15 процентов респондентов заявили, что хотели бы уменьшить численность и географическое распространение вооруженных сил США, в то время как 52 процента считают, что оно должно остаться примерно таким же.

С другой стороны, 45 процентов заявили, что при проведении своей внешней политики Вашингтон недостаточно использует гуманитарную помощь и другие дипломатические инструменты, включая участие в международных соглашениях и организациях.

Большинство высказалось в поддержку вмешательства американских войск, если предполагаемые союзники Вашингтона или союзники по какому-либо договору подвергнутся нападению. Почти рекордный показатель в 63 процента респондентов заявил, что они поддерживают использование войск США для защиты Южной Кореи, если в нее вторгнется Северная.

Рекордно высокие 59 процентов респондентов поддерживают развертывание войск США для защиты «союзника по НАТО, такого как Латвия, Литва или Эстония, в случае российского вторжения, в то время как 53 процента заявили, что поддержали бы отправку американских войск для защиты Израиля, если он подвергнется нападению «со стороны своих соседей». В этих сценариях респондентам не предоставлялось никакого дополнительного контекста. Участники опроса отметили, что «здесь была некоторая дискуссия об обстоятельствах, которые могли бы оправдать использование войск США в других частях мира», и затем респондентов спросили, будут ли они «одобрять или возражать против использования войск США в этих сценариях, а также сценарий, в котором Китай вторгся на Тайвань».


Автор: Джим Лоуб — Jim Lobe — занимал должность шефа Вашингтонского бюро Inter Press Service с 1980 по 1985 год и снова с 1989 по 2015 год. С отличием окончил Колледж Уильямса по истории и получил степень юриста в Калифорнийском университете в Беркли.

Перевод Сергея Духанова. Источник публикации здесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *