Политика

Почему празднование 14 октября на Украине – апофеоз исторической лжи и абсурда

Прошедший на днях в «нэзалэжной» так называемый «День защитников и защитниц» является одним из выморочных, отвратительных «постмайданных» «праздников», навязанных стране дорвавшейся до власти в ней националистическим меньшинством и прозападными марионетками. В широких народных массах эта дата не имеет никакой популярности не только в силу своей явной надуманности, «притянутости за уши», но и из-за слишком явно просматривающегося в ней политического подтекста, с которым согласны далеко не все украинцы. Наиболее вменяемые из них традиционно именуют 14 октября «днем бандеровца» и плюются на него самым отчаянным образом. Проводимые с 2014 года «торжества» неизменно выливаются в более или менее многолюдные националистические шабаши и повальное пьянство карателей из «АТО».

Впрочем, сегодня речь у нас будет не об этом. Мы с вами попробуем разобраться в вопросе того, почему данный «праздник» не просто убог и отвратителен по своей сути, а еще и насквозь лжив. Все дело в том, что никаких оснований отмечать что-либо именно в этот день в реальности не имеют даже самые горячие его сторонники. 14 октября, превращенное силами национал-радикалов и потакающих им политиков из православного праздника в очередной «символ нации», трактуемый исключительно в плоскости русофобии – едва ли не лучшее доказательство того, что все «история» и «идеология» Украины являются фальшивкой, вымыслом и блефом. А сама она представляет собой «государство», построенное на лжи и ненависти, и никакого будущего не имеющее.

Ехали казаки…

Первый «кирпичик» в деле воздвижения нынешнего гнусного «праздника» заложил, как ни странно это может показаться, Леонид Кучма, считающийся кое-кем по сей день едва ли не самым «пророссийским» из президентов «нэзалэжной». Ну, на самом деле, никаким другом нашей страны он никогда не был, а, как и все вменяемые украинские лидеры, попросту тянул из нее дешевые энергоресурсы и выгодно торговал, прикрывая свой шкурный интерес трепом о «братстве и сотрудничестве». При этом Кучма, мечтавший править подольше, чем ему было отпущено по Конституции, отчаянно старался угодить «и нашим, и вашим», приобретя хоть какие-то симпатии на Западе страны. Именно поэтому культурная и идеологическая сферы, казавшиеся «эффективным менеджерам» из Днепропетровска (равно, как и донецким их последователям) скучными, малоперспективными и не сулящим больших прибылей, были с легкой душой отданы на откуп националистам. Тем более, что тогда эта публика еще старалась держаться в каких-то рамках приличия и за пределами Галичины откровенно русофобских демаршей себе не позволяла. Опять же, «поздний» Кучма, судя по всему, всерьез начал проникаться гнилыми идеями «национальной самоидентификации». С чего бы еще он «родил» крайне сомнительный опус с более, чем характерным названием «Украина – не Россия»? Помаленьку создаваемому вредоносному мифу об «особом историческом пути» и исключительности «нэзалэжной» позарез необходимы были символы и герои. Однако, кто мог претендовать на роль таковых? Насчет прославления и восхваления кровавых бандеровских палачей и галичанских эсэсовцев тогда никто всерьез даже заикнуться не смел. И тут как нельзя кстати пришлось бродившее и бурлившее в стране с момента провозглашения «независимости» подобно браге в грязной кастрюле, движение «украинского казачества».

Собственно говоря, о какой-то единой и массовой организации в данном случае речь не шла. «Казачеств» у «нэзалэжной» изначально было столько же, сколько блох у очень неухоженного бродячего пса: «Украинское казачество» (не путать с «Казачеством Украины»), «Объединенное казачество», «Реестровое казачество», и прочая, и прочая. Это в России все понятно и резонно – казачьи войска (Донское, Кубанское и так далее) существовали с незапамятных времен и сегодня потомки их воинов стремятся возродить былую славу. А беднягам из «нэзалэжной» еще надо было поломать голову – кого ж, собственно, им наследовать, каких «лыцарей воли»? Тех, которые служили полякам? Туркам? Наемничали в Европе, «прославившись» жадностью, патологическим пьянством, мародерством и склонностью к предательству? Или же тех, что под предводительством польских панов и Самозванца ходили походом на Москву, приобретя жуткую репутацию банды, сумевшей переплюнуть в разнузданности и жестокости «злых татаровей»? Вообще говоря, украинские казаки являются в историческом плане персонажами столь же «позитивными», сколь, к примеру, корсары Карибского моря. Нет, укрепить свое морское владычество и сломить мощь Испании они Британии однозначно помогли. Вот только что-то памятников им там никто не ставил и не ставит, «гордостью нации» не нарекает. Слишком уж пониженной была социальная ответственность, что у одного, что у другого «воинства» и слишком кровавый след по себе они оставили. Вернемся, впрочем, к 14 октября и президентскому указу. Дата эта была провозглашена Кучмой «Днем украинского казачества» в 1999 году, скажем откровенно, «от фонаря». Официальным обоснованием стало то, что в этот день православными людьми отмечается праздник Покрова Пресвятой Богородицы.

При чем здесь казаки? Кто-то из украинских «культургеров» умудрился нарыть «привязку» в трудах некоего француза, Жана-Бенуа Шерера, в своей «эпохальной работе», посвященной истории Малороссии и запорожских казаков, якобы утверждавшего, что все они «являлись людьми глубоко верующими, очень сильно чтили день Покрова и именно на эту дату назначали выборы своих старшин». Ну, что тут скажешь… Ступала ли нога Шерера хоть раз на землю малороссийскую – вопрос спорный. Насколько известно, какое-то время этот деятель подвизался при посольстве Франции в Петербурге. Вообще говоря, заикаться о «достоверности» исторических сведений, исходящих от французов после вписанного ими в серьезные энциклопедии «Иоанн Грозный, за жестокость свою прозванный Васильевичем», как бы и не очень удобно. «Глубокая религиозность украинских казаков»?! Три «ха-ха». Кресты они, конечно, носили и церкви посещали, по крайней мере, время от времени. Но все это не мешало им разорять те же православные храмы и осквернять святыни, на которые у человека, действительно имеющего Господа в сердце своем, рука не поднялась бы никогда. Свидетельств о бесчинствах украинских казаков в отношении православного духовенства существует столь великое множество, что опровергнуть их никак не возможно. Этой банде, по правде говоря, было глубоко параллельно, что грабить и жечь – костел, мечеть, синагогу или же православную церковь. «Хуже татаровей» – это о них именно батюшка написал. Надо полагать, не без веских к тому оснований. «Религиозность» тех же запорожцев, равно как и прочих украинских казаков, нисколько не мешала им продавать единоверцев на невольничьих рынках тогда еще татарского Крыма. Даже Хмельницкий, бывший в их истории «светлым пятном», не мог выиграть ни единого боя или сражения без поддержки татар, с коими рассчитывался не столько деньгами, сколько разрешениями набирать в украинских же землях невольников сколько влезет.

Призрак из «крыйивки»

Одним словом, идея увязывать бутафорский и мишурный «день украинского казачества» с действительно почитаемым и важным православным праздником за версту попахивает натуральным кощунством и святотатством. Особенно – с учетом того, что один из «видных деятелей» такового, гетман Иван Мазепа, был анафемствован за нарушение крестного целования и переход на сторону не просто иноземного, но иноверного властителя. Чем дальше, тем больше начинаешь верить в то, что дату 14 октября Кучме присоветовали изобиловавшие в его окружении скользкие галичанские типчики, преследовавшие далеко идущие идеологические цели. Ведь эта дата считалась на их родине важнейшей вехой в становлении украинского национализма – «днем рождения» гнуснопрославленной Украинской повстанческой армии (УПА) (организация запрещена в России), фанатично почитаемой на Западной Украине. Какие, нафиг, казаки, которые если и приходили на бывшие тогда польскими землями галичанские территории, то только вволю пограбить! (Тот же Хмельницкий, взяв в осаду Львов, обобрал его до нитки. Жаль, не сжег дотла…) Западнякам необходимо было вытащить на свет божий из смрадной «крийивки» кровавый призрак бандеровщины. И легализовав 14 октября в качестве некоего «национального праздника», они сделали к этому первый весомый шаг. Второй этап реализации их плана наступил при сменившем Кучму в результате «оранжевого майдана» Викторе Ющенко. Тот, будучи невеликого ума марионеткой Запада, поддерживал националистические потуги всецело. Оттого и подмахнул, ничтоже сумняшеся, 14 октября 2006 года указ «О всестороннем изучении и объективном освещении деятельности украинского освободительного движения и содействии процессу национального примирения».

Именно таким образом эта дата была «привязана» уже к бандеровским «святцам» и их отвратительному «пантеону». Напомним, что Ющенко в своем рвении угодить этой публике дошел до присвоения звания Героев Украины нацистским прихвостням и палачам Роману Шухевичу и Степану Бандере, что, кстати говоря, было грубейшим нарушением всех украинских законов относительно этих званий. Как бы то ни было, запущенный при нем процесс не просто легализации, а героизации националистического отребья получил свое дальнейшее развитие. При «пророссийском» Януковиче он если и сбавил обороты, то ненамного. Однако, мы так и не ответили пока на вопрос: «При чем 14 октября к ОУН»? Данная «точка отсчета» выдернута украинскими «историками», впоследствии сгруппировавшимися в шайку под названием «Институт национальной памяти», из сугубо пропагандистской писанины самих бандеровцев. Якобы в 1947 году именно в этот день Шухевич издал некий «праздничный приказ к пятилетию УПА», после которого днем создания данной кровавой банды стали официально считать именно 14 октября. Соответствует ли это действительности? Ни в малейшей степени! С одной стороны, боевые группы националистов создавались намного раньше – примерно с конца 20-х годов, когда их окончательно вышибли с территории Советской Украины. Вот только занимались этим тогда не бандеровцы, а другие аналогичные упыри – последыши Петлюры. Что до Шухевича, то он сам впоследствии признавал (причем печатно), что за оружие его соратники взялись аж в 1943 году. И это вполне закономерно, ведь до этого они вполне исправно служили своим хозяевам – гитлеровцам.

Когда военный разгром Третьего рейха стал лишь делом времени, эта свора и перешла к «самостоятельной вооруженной борьбе» – видя своими врагами РККА, НКВД, советскую власть и тех соотечественников, что ее поддерживали. Ну, и еще поляков, которых бандеровцы мордовали и убивали в огромных количествах. Впоследствии Шухевич «переобулся» по поводу 1942 года исключительно для того, чтобы запустить в оборот лживые россказни о том, что УПА-де «вела борьбу с немцами», чего в реальности, конечно же, не было и близко. Ну, а праздник Покрова Богородицы он, как и каждый псевдорелигиозный западенец, разыгрывающий из себя «верующего», присовокупил для красоты и пущей важности. Таким образом, на самом деле, 14 октября, в 2014 году с подачи все того же Института нацпамяти провозглашенный Петром Порошенко «Днем защитника», следует считать абсолютно пустой, надуманной датой, взятой, что называется, «с потолка». Но ведь это совершенно закономерно! Воинские праздники – штука специфическая. По идее, такой статус можно было бы присвоить какой-либо дате, в которую отмечающая ее армию одержала некую славную победу, проявила массовый героизм, грудью встала на защиту своего Отечества. Но в том-то и дело, что ничего подобного не найти днем с огнем в истории «украинского казачества», которое Кучма повелел чествовать «за заслуги в деле утверждения украинской государственности» (при том, что единственным реальным результатом деятельности гетманов стал период истории Украины, носящий красноречивое название «Руина»). И, уж тем более, в перечне гнусных преступлений кровавой бандеровской стаи нацистских прислужников и палачей своего народа! Сплошные разгромы, поражения, взаимные резня и предательство. Грязь, кровь и позор.

Ну, а уж о современных ВСУ и говорить нечего. Им-то что отмечать? Дебальцевский «котел»? Или Иловайский? Армия, докатившаяся до статуса карателей, покорных подручных иноземных вояк, гордо марширующих по столице с видом ее хозяев – и не без самых веских к тому оснований. Остается только придумывать фальшивые «даты» и говорить о «преемственности» от гитлеровских холуев. Тут, по крайней мере, слово с делом не расходится. В нынешнем году «праздник» малость «подрихтовали» – опять-таки, по указке Запада. К «защитникам» добавили еще и «защитниц». Ну, как же – «гендерные ценности»! Президент Зеленский, выступая по данному поводу, выдал фразу, достойную занять «в анналах» место рядом со знаменитой цитатой страдающего лингвистическим кретинизмом Кличко – «не только лишь все». Звучало это так: «Не все защитники Украины – мужчины, и не все мужчины – защитники. Не все защитники – украинцы, и не все украинцы – защитники…» Клоун в косноязычии догнал боксера, что, впрочем, не так уж и важно. Какая «страна», такие и «праздники», «герои», президенты и мэры. Увы, этот страшненький театр абсурда нам еще предстоит наблюдать. Какое-то время…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *