«Спецоперация Z» расползается за пределы Украины

«Спецоперация Z» расползается за пределы Украины

Очевидно, что главным военным итогом шестых суток проведения Россией специальной операции на Украине стало начало формирования крупнейшего «котла» под Мариуполем. По предварительным оценкам, в нем с часу на час будут замкнуты до 10−12 наиболее боеспособных бригад украинской армии.

В этом отношении, похоже, решающим стал вечер 28 февраля. Именно тогда на пути бронетанковой колонны Народной милиции, наносивших главный удар в направлении на поселок городского типа Сартана Донецкой области (17 километров до Мариуполя по прямой), противник взорвал мост через реку Кальмиус. Однако эта попытка ВСУ хоть немного оттянуть неизбежное оказалась тщетной. На лодках, подручных средствах и на плавающих боевых машинах наступающие с ходу форсировали реку.

Таким образом, головным колоннам Народной милиции, атакующим со стороны Донецка, до переднего края российской «крымской» группировки, подходящей к Мариуполю со стороны Мелитополя, осталось всего несколько десятков километров. При тех темпах наступления, которые мы наблюдаем, до того, как танковые «клещи» сомкнутся, наверняка остаются считанные часы. Шансов не угодить в «котел» у обороняющихся украинцев с каждой минутой все меньше. Тем более, что теоретически еще остающаяся незанятой нашими военными лазейка насквозь простреливается российской артиллерией с обеих сторон. А с воздуха по ней, тающей как «шагреневая кожа», наносят непрерывные удары боевые вертолеты Ка-52 «Аллигатор» и Ми-28 «Ночной охотник».

Почему происходящее под Мариуполем наверняка приобретает стратегическое значение для исхода всей спецоперации? Потому, что судьба окруженных в этих краях украинских войск наверняка станет весомым козырем в руках Москвы на начавшихся в понедельник в Гомеле переговорах с Киевом.

А пока, как известно, завершен лишь первый тур этого дипломатического процесса, продолжавшийся несколько часов. Делегации разъехались по своим столицам для консультаций. Но когда они снова встретятся, окружение под Мариуполем совершенно точно будет оформлено окончательно. И тогда в обмен на наше согласие оставить «коридор» для мирного выхода личного состава угодивших в «котел» бригад (естественно — с поднятыми руками и без оружия) российская сторона сможет требовать от Киева почти чего угодно. Потому что в любом случае без этого костяка Сухопутных войск ВСУ защищать оставшуюся часть Украины все равно окажется некому.

Еще одна существенная новость минувших суток: вооруженных конфликт на Украине грозит быстро выползти за пределы национальных границ этой страны.

Во-первых, весьма вероятными становятся обозначившиеся серьезные осложнения для хода другой нашей операции — в Сирии. Министр иностранных дел сохраняющей нейтралитет Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что его страна расценивает происходящие на противоположном берегу Черного моря события как полноценную войну. И потому решила задействовать 19-ю статью конвенции Монтрё, которая предполагает закрытие проливов Босфор и Дарданеллы для военных кораблей воюющих держав. Об этом заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в эфире CNN Turk, передаёт ТАСС.

Произошло это несмотря на то, что еще 26 февраля министр иностранных дел Сергей Лавров подробно говорил по телефону с этим своим турецким коллегой. И, как заявили в МИД РФ, подробно проинформировал собеседника о целях и задачах специальной операции в Донбассе. Тем не менее, выходит, аргументы Москвы не были приняты во внимание Анкарой.

Что теперь будет с нашей корабельной группировкой в сирийском Тартусе? Находящиеся там боевые корабли и вспомогательные суда ВМФ РФ вовсе не лишат права вернуться в Севастополь. Однако до отмены этого решения Турции они не вправе снова брать курс на Средиземное море. Что, естественно, серьезно подорвет боевые возможности ВМФ РФ в тех краях. Потому что теперь на смену черноморцам к Сирии придется гнать корабли, которые пока находятся от той войны, как говорится, «за три моря». С Северного, Балтийского и даже — с Тихоокеанского флотов.

При этом, правда, черноморскими проливами исключительно всего один раз и исключительно — лишь «на выход» в Средиземноморье, смогут воспользоваться шесть наших больших десантных кораблей Северного и Балтийского флотов («Королев», «Минск» и «Калининград», «Петр Моргунов», «Георгий Победоносец» и «Оленегорский горняк»). Которые, обогнув половину европейского континента, несколько недель назад вошли в Севастополь. Как раз к началу нынешней спецоперации на Украине. Дело в том, что статьей 19 Конвенции предусмотрено, что Босфором и Дарданеллами в любой удобный для них момент вольны воспользоваться военные корабли любой из воюющих сторон в случае, если они возвращаются к местам постоянного базирования.

Резонно предположить, что уж хотя бы они-то по дороге домой доставят самое необходимое нашей группировке в Сирии. Но это может оказаться одной из последних подобных возможностей на обозримую перспективу. Дальше логистическое обеспечение наших военных в Сирии станет значительно сложней.

Вторым критическим международным аспектом спецоперации на Украине все более явно становится Польша. Ее крупнейший железнодорожный узел и приграничный со Львовской областью город Жешув западными союзниками уже превращен в мощный пункт экстренной переброски в помощь Киеву шведских, германских, британских и прочих вооружений и боевой техники. Только от стран ЕС — на общую сумму в 450 миллионов евро.

Ясно, что эти грузы пойдут или даже уже передвигают через украино-польскую границу почти исключительно автомобильным и железнодорожным транспортом. Никаких иных путей доставки у НАТО просто не осталось после решительной «демилитаризации» украинских военных аэродромов ударами с воздуха.

Однако всякому ясно, что Москва просто не имеет права равнодушно за этим наблюдать. Автомобильные колонны и поезда с военными грузами наши военные станут штурмовать авиацией. А вот тут весьма важен вопрос: чьи водители и машинисты окажутся в кабинах трейлеров, фур и локомотивов? Если, к примеру, — поляки, то они тогда вполне могут угодить «под раздачу». Но не приведет ли вероятная в таком случае гибель граждан одной или нескольких стран НАТО к введению в действие альянсом пресловутой статьи 5 его устава, которой нас давно пугает Запад? Иными словами, не будут ли эти трагедии в Брюсселе сочтены нападением России на сам блок?

Примерно тем же самым грозит, полагаю, и другой способ втягивания Польши в происходящие события. А именно: по информации Командования Воздушных сил ВСУ, официально опубликованной Министерством обороны Украины, Запад уже определился с тем, как быстрей восполнить катастрофические потери украинской боевой авиации. Как утверждают в Киеве, Болгария согласилась отправить в районы боевых действий 16 списанных истребителей МиГ-29, которые сами бывшие «братушки» сейчас заменяют на американские образцы.

Оттуда же, утверждает Киев, скоро подоспеют и 14 штурмовиков Су-25. Еще 28 МиГ-29 — из Польши. Еще 12 таких же истребителей — из Словакии.

Ценность этих поставок для Украины в том, что для полетов на таких самолетах местных летчиков не придется долго переучивать. Чего бы не удалось избежать, если бы срочная помощь Киеву оказывалась строевыми машинами, принятыми на вооружение в странах НАТО.

Однако тут же оказалось, что с подобными расчетами все очень непросто. Уже утром 1 марта премьер-министр Болгарии Кирил Петков категорически отверг участие своей страны в опаснейшей сделке.

«У нас есть небольшое количество самолетов, и мы не можем их никому передавать. Их количества недостаточно, чтобы защищать наше небо, и абсурдно утверждать, что мы будем кому-то передавать… Болгария не брала на себя обязательств по поставке Украине военной техники. Мы не брали на себя обязательств по отправке (Киеву — „СП“) каких-либо истребителей», — заявил глава правительства.

Означает ли это, что все опасения Москвы на сей счет — пустое? Увы. Ведь пока ничего подобного не слыхать из Словакии. И уж тем более — из Польши. Значит, скорее всего, наиболее оголтелые силы на Западе продолжают выкручивать руки колеблющимся столицам. И тогда хотя бы часть из анонсированного украинскими генералами авиационного пополнения из-за рубежа к ним действительно может поступить.

Ну и пусть бы — их суверенное право! В конце концов, и бывшие польские и словацкие самолеты, если таковым планам суждено сбыться, наверняка вскоре постигнет та же участь, что и их предшественников в составе Воздушных сил ВСУ. Однако главный вопрос в том, с каких аэродромов пополнению предстоит действовать. Если с тех, что на территории Украины (даже если часть из них удастся быстро восстановить), то в утиль эти штурмовики и истребители определенно будут отправлены прежде, чем поднимутся в воздух. Да и каким образом из подвезти по путям, над которыми господствует авиация Воздушно-Космических сил РФ?

У Киева есть ответ: новые-старые машины будут «работать» по нам с польских военно-воздушных баз. У упомянутом сообщении ВС ВСУ так и сказано: их пополнение станет «базироваться на польских аэродромах, с которых украинские пилоты будут выполнять боевые задачи».

Но если так — те базы тоже наверняка окажутся мгновенно атакованными, другого выхода у Москвы просто не окажется. А в этом случае — снова читай про статью 5 Устава НАТО. Тогда боевые действия в масштабах одной лишь Украины никому не удастся удержать никакой силой.

Что будет при таком обороте событий — не укладывается ни в одной голове. Во всяком случае — в той, которая хотела бы еще хоть немного пожить на любом из континентов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.