Анатомия предательства: Как Токаева в дни госпереворота чекисты подставили

Анатомия предательства: Как Токаева в дни госпереворота чекисты подставили

Своими соображениями по поводу того, почему так странно повели себя во время бунта спецслжубы Казахтана, делится профессиональный разведчик Владимир Кондрашов (фамилия изменена).

«СП»: — Во время мятежа КНБ оказался полностью парализован. Во многих регионах страны местные чекисты и полицейские разбегались в разные стороны, оставляя толпе пирамиды с автоматами. Что это было — трусость, непрофессионализм, предательство?

— Все это имело место быть. Но все это — следствие, а не причина. Главная причина кроется в особенностях национального характера казахов. Потому что именно спецификой этого характера и была продиктована вся кадровая политика Комитета национальной безопасности страны. И все эти паззлы сложились в день путча. Национальный характер наших степных соседей никто не изучал ни до, ни после этих событий. И, я думаю, изучать не будет. Это какая-то терра инкогнито в нашей внешней и внутренней политике. Вот вы знаете, например, чем казахи отличается от киргиза? А от узбека?

«СП»: — Понятия не имею.

—  Вот видите… Это при том, что отличаются они радикально. Именно национальным характером объясняется тот факт, что киргизы готовы хоть каждый понедельник власть в республике свергать, а казахи тридцать лет разминались. А узбеки этим вообще заниматься не будут. За исключением разве что андижанцев. Но это тема как минимум для курсовой работы, которую никто никогда не позволит написать даже профильному этнографу.

«СП»: — И какими особенностями характера вы объясните это «молчание ягнят»? В смысле — казахских чекистов?

— Начнем с головы. Итак, Карим Масимов, уйгур по национальности. Первое впечатление от фейса — типичны двойной агент. Иуда на двойном гонораре. Что-то среднее между альфонсом, привокзальным наперсточником, поездным каталой и жуликом на доверии. Глазки — умненькие, бегающие, вечно возбужденные, убеждений — ноль, мораль будильника, нравственность пылесоса. Как шутят наши спецы, «настоящий патриот Иуда Искариот». В России в органы таких людей на порог бы не пустили бы.

«СП»: — Крутовато как-то…А казахи этого не видели? Или у них физиономистов нет?

 — Все они видели, не слепые. Только в силу опять же специфики своего характера воспринимали это по-другому. Они эту лисью хитрость за ум принимали. К тому же Карим Кажимканович — человек радикально образованный, умственный, имеете несколько «верхних» образований. Учился в физматшколе. Значит, интеграл от дифференциала с логарифмом отличает. Уже круто. Грыз гранит науки в Институте Патриса Лумумбы, Пекинском институте языка (прямом филиале Министерства госбезопасности Китая), Колумбийском университете (откровенный филиал ЦРУ). И, я так полагаю, в силу специфики характера практически везде был завербован местными спецслужбами «на корню».

То есть был фактически тройным агентом. И все его хваленые диссертации, я так полагаю, писались для него и за него кураторами спецслужб. А в благодарность этот умник «семи пядей» за восьмерых гадил — будучи премьер-министром, продавал навылет и навынос своим кураторам все природные богатства Казахстана. Причем до 80% акций всех нефтяных и газовых компаний доставались англичанам и американцам, процентов двадцать – местным баям, чтобы смогли купить себе замки в маврском стиле где-нибудь на крокодиловых островах, а народу вообще скидывали чешую с барского стола. Вот он и восстал.

Я думаю, Назарбаев поставил на эту должность уйгура, чтобы равноудалить главного безопасника страны от всех казахских кланов. Потому что казах на этой должности работал бы на свой клан, а не на интересы страны. Как выяснилось, уйгур в этом смысле оказался круче любого казаха. И равноудалился в сторону ЦРУ и МИ-6. И чуть было не погрузил страну в хаос. Вот такой вот вскипел «реприманд неожиданный».

«СП»: — Вы думаете, Масимов был соучастником заговора?

— Рабочая версия. Организация мятежа была великолепной. Чувствуется рука мастеров большого хаоса. Бунт словно по щелчку пальцев вспыхнул в шестнадцати городах страны. «Дяди бакенбарды» из Лэнгли свои чизбургеры едят не зря. Как говорят в известной телевикторине, «внимание — вопрос: как так получилось, что в стране одномоментно проснулись, кинулись в атаку на власть десятки тысяч спящих агентов? Их что, никто их казахских спецов не вел? Не контролировал? Внимание — ответ: значит, агенты Масимова (и он сам) спали с этими спящими в обнимку. Тройные агенты — они такие. Печать зверя негде ставить.

Одного не учел Масимов — прыти Токаева, дзюдоистской реакции Путина и резкого ввода войск ОДКБ. В итоге после высадки десанта все планы «тройного умника» и он сам оказались в густом дерьме по самые брови.

Я думаю, во время своей полировки нар он многое расскажет. Если только следователи-казахи (опять же в силу особенностей национального характера) уже не запытали его до смерти. И если только они не пригласили для этого творческого процесса специалистов узкого профиля из России. Для тех (в отличие от казахов) главное — результат, а не процесс.

Клиент должен быть «здоров и жив, но словоохотлив и болтлив». Но есть у меня еще одно гнилое подозрение что «душку и тушку Масимова» по настоятельной просьбе кураторов из Лэнгли уже этапировали из Нур- Султана в штаб-квартиру «Шеврона» в Тенгизе. Или вообще куда-нибудь в Майами — вместе со всей семьей. И теперь делают «тройному» пластическую операцию, превращая уйгура в мексиканца, мулата или англосакса — что ближе по типажу подходит.

«СП»: — Ну, с Масимовым все понятно. С его кураторами и «спяшими» — тоже. Но на местах чекисты от толпы разбегались кенгуриными прыжками. Они что, тоже все через одного — двойные и тройные агенты? Но так же не бывает…

— А вот теперь обратно вертаемся к особенностям казахского национального характера. Служба в Комитете нацбезопасности требует целого набора генно-хромосомных качеств. Первое — и самое главное, якорное качество -понимание того, что чекисты — это «государевы люди на царевой службе». Эта работа требует некоего самоотречения. Причем полного.

С момента принятия присяги ты себе не принадлежишь. Ты теперь — слуга государев. И это на Руси было очень почетно. И дворяне, и стрельцы, и жандармы, и их последователи — независимо от политического строя, и всевозможные сыскари и «легавые», люто ненавидимые революционерами, гордились своей службой и тем, что они служат государю-императору.

Они вступали в некую касту посвященных. Но им, правда, всегда хорошо платили за это.

Обратной стороной этой службы и принадлежности к касте являлась возможность в любую секунду расстаться с головой и жизнью. Парадокс в том, что у русских отдать «жизнь своя за царя» тоже считалось почетным. Недаром был придуман лозунг «За веру, царя и Отечество». А чуть позже — «За Родину, за Сталина (тоже царя, только в другой упаковке)». Заметьте — понятия «родина», «царь», «отечество» и «вера» были поставлены в один ряд.

А вот у казахов в силу их истории и географии мировоззренческая парадигма сложена совершенно по-иному. Государства у степняков не было. И они никогда ему не служили. Они могли служить только своим баям. Соответственно, четкого понимания, что такое государственный долг и государственное служение, у них нет. И когда они на словах дают присягу государству, они на самом деле внутри самих себя дают ее местному баю. И мысленно именно ему и служат.

Это помимо того, что в каждом казахе есть свое ментальное внутреннее байство. Надев государев мундир, он не становится государевым человеком. Мундир просто повышает его статус. В нем степняк становится микробаем. И начинает самоутверждаться за счет других. По-другому азиаты не могут. Это еще одно их слабое место для работы спецслужбах. И, не получив от бая-предателя четкого приказа, местные чекисты потерялись во времени и в пространстве. И разбежались. За исключением пограничников. Но это — совсем другая история.

«СП»: — А мы готовы послушать…

— Хорошо. Даже в советское время несмотря на то, что у Казахстана очень большая граница с Китаем, казахов в погранвойска не призывали — в силу специфики национального характера. Туда набирали исключительно славян и татар. В порядке исключения принимали на заставы пару переводчиков из местных. На границе с Афганистаном служили таджики и туркмены, на границе с Турцией — татары-пограничники. В Казахстане служили славяне. Но когда Советский Союз накрылся медным тазом, казахи были вынуждены формировать свои погранвойска (а они являются неотъемлемой частью спецслужб). И в результате получили Арканкерген. Там в 2012 году были расстреляны четырнадцать пограничников из пятнадцати. История остается мутной до сих пор. Но спецам она понятна.

«СП»: — А что же там на самом деле произошло?

— Совершенно очевидно, что единственный выживший на заставе рядовой Челах, на которого пытались повесить это массовое убийство, невиновен. Ну не похож он на Рэмбо. Половина личного состава заставы в момент убийства должна была быть «размазана» по границе. Причем со штатным оружием. А их всех завалили в одном месте. Ни о чем не говорит?

Я думаю, что у них на заставе был какой-то свой курултай. И они плюнули на святое — охрану границы и собрались покушать бишбармак возле казармы. И что на этом курултае делал, кстати, местный егерь? Что он там забыл? Вообще это граница, в не проходной двор.

Либо он был чьим-то родственником, либо это был курултай имени его, либо это была не граница, а недоразумение. А плохиши и по другую сторону контрольно-следовой полосы наверняка все это дело просканировали. И решили протестировать свой спецназ. Экзамен прошел успешно.

Судя по всему, был приказ — казахов перебить, русского не трогать. Но нагнать на него жути. Или накачать психотропкой. Пусть потом на него все думают.

После этого «пограничного шока» казахи немного прозрели и стали «возвращать взад» ранее изгнанных из конторы русских спецов — в то же пограничное училище. Но возвращение состоялось чисто по-казахски. Директора училищ — местные баи, которые «принимают на грудь» бюджетные деньги, берут взятки за поступление абитуриентов, пропихивают туда свою родню и осваивают прочие «ништяки», а боевой, огневой, строевой и прочими подготовками занимаются русские.

Опять же государева служба по-казахски: одни пашут, другие срывают цветы удовольствия. Кстати, во время перестрелки в училище один из русских замов погиб. Крайне интересно, где в этот момент был сам начальник училища? Еще одна характерная особенность национального характера: при русском командире, который не дрогнул, казахи вели себя как надо. Только таких русских командиров в армии и КНБ страны практически не осталось.

И еще. У казахов очень развиты ксенофобия (по отношению ко всем нациям — не только к русским) и сильны родственные связи. Казах в казаха стрелять не будет — даже во имя высокой идеи. В киргиза, узбека таджика, чеченца, уйгура — запросто. В русского (с меньшей, правда, охотой) — тоже. А вот в своего нет. Тут он впадает в ступор. Ему проще убежать, чем в своего брата-казаха магазин разрядить. А так как из КНБ к тому времени русских давным-давно выдавили, то вдруг выяснилось, что стрелять по братьям-казахам действительно некому.

Вот во время путча все эти паззлы и сложились.

Будут ли из всего этого сделаны какие-то принципиальные выводы? Не думаю. Это надо менталитет народа поменять. А это веками мало кому удавалось…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.