Эрдоган готовится запереть Чёрное море

Эрдоган готовится запереть Чёрное море

Турция будет следить за проходом военных кораблей через Босфор и Дарданеллы. По словам турецкого министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу, Анкара будет следить, чтобы через её проливы военные корабли проходили только в порты основной стоянки в соответствии с конвенцией Монтрё.

«Конвенция Монтрё регулирует прохождение военных кораблей прибрежных и не прибрежных стран [в Чёрном море]. Турция до сих пор строго соблюдала конвенцию, мы будем прозрачно выполнять 19-ю статью конвенции Монтрё. Изначально это была атака России, мы оценивали её со специалистами, военными и юристами. Теперь это превратилось в войну. Это не военная операция, это война», — отметил министр.

По его словам, если военный корабль России или Украины отправляется в порт основной стоянки, то этот проход не может быть заблокирован. Однако, если судно отправляется на базу, то оно не должно участвовать в боевых действиях после того, как пройдет через Босфор.

Ранее президент Украины Владимир Зеленский в Twitter опубликовал заявление на тему запрета прохода кораблей РФ через проливы, не указав, впрочем, принято ли такое решение турецким президентом. Посол Украины в Турции Василий Бондарь заявил, что Киев требует от Анкары закрыть проливы для российских кораблей.

Пойдет ли Эрдоган на удовлетворение этого требования? Турция ведь заняла антироссийскую позицию в конфликте на Украине. Как понимать заявление Чавушоглу о том, что они рассматривают его как войну?

— Скорее всего, это разъяснение, почему к кораблям России могут применяться нормы Конвенции, касающиеся воюющих держав, — считает ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

— Если говорить о политической стороне этой ситуации — стоит учитывать как внутри-, так и внешнеполитические мотивы руководства Турции. Внутри страны целый ряд политиков и изданий критикует команду Реджепа Эрдогана за слишком лояльное, по их мнению, отношение к Москве. Можно вспомнить, хотя бы, заявление лидера оппозиционной «Хорошей партии» Мераль Акшенер, отметившей, что представители её страны «лицемерно воздержались» при голосовании о приостановке прав России в Совете Европы. Лидер Партии демократии и прорыва (DEVA) Али Бабаджан обвинил турецкого президента, что тот «не смог озвучить четкую позицию по Украине».

С внешнеполитической точки зрения Турции не выгодно существенное ослабление Украины, с которой Анкара развивала, в том числе, военно-техническое сотрудничество. С другой стороны, разрыв с Россией также может принести политические и экономические проблемы для Анкары.

«СП»: — Конвенция говорит о том, что Турция может закрыть проливы, если сама подвергнется угрозе войны. Это не тот случай?

— Заявление главы МИД Турции — это отсылка именно к нормам о ситуации, когда Турция не является воюющей стороной.

«СП»: — По словам Чавушоглу, если военный корабль России или Украины отправляется в порт основной стоянки, то этот проход не может быть заблокирован. Чавушоглу добавил, что если судно отправляется на базу, то оно не должно участвовать в боевых действиях после того, как пройдет через Босфор. А если будет участвовать?

— Собственно, ст. 19 Конвенции о режиме проливов предполагает, что военным кораблям воюющих держав «воспрещается производить всякого рода захваты, осуществлять право осмотра и производить какие-либо враждебные действия» именно в самих проливах. Понятно, что проконтролировать, куда в дальнейшем ушло судно, для Турции будет проблематично. Возможно, Чавушоглу сделал такую оговорку не только по правовым, но и по политическим соображениям — чтобы, по крайней мере, попытаться доказать, что такая практика не должна навредить Украине. Все же, внутри самой Турции достаточно симпатизирующих именно украинской стороне в нынешних условиях.

«СП»: — Если Турция закроет проливы, то это будет касаться всех? И Украины, и кораблей США и их союзников?

— Нормы, на которые ссылается глава МИД Турции, касаются воюющих держав, но США к ним не относятся. В принципе, Турция де-факто может как минимум задержать проход военных кораблей через проливы и под другими предлогами — например, объявив об аварии или каких-то других технических сложностях там. В условиях, когда события развиваются очень быстро, это тоже может повлиять на их ход.

С одной стороны, Турции, в целом, невыгодны сценарии, при которых внешнеполитическая активность Украины будет скована или заметная часть территории страны будет контролироваться правительством, находящимся под влиянием Москвы. Хотя и здесь есть нюансы — например, возможно, в таком случае западные державы пойдут на уступки в самой Турции в надежде на её роль в сдерживании России в Черноморском регионе.

С другой стороны, даже если Анкара будет создавать максимальные проблемы для прохождения российских военных судов в Черное море, еще вопрос, насколько это на деле повлияет на ход российской военной спецоперации. При этом Турция лишилась бы возможности выступить в роли посредника между Москвой и Киевом. Поэтому Анкара пока выбирает довольно осторожную линию поведения — осуждает действия России и поддерживает контакт с Киевом, в то же время, не идёт на разрыв с Москвой.

— Турция заняла исключительно протурецкую позицию, — уверен доцент Финансового университета при правительстве России Геворг Мирзаян.

— Протурецкая позиция подразумевает маневрирование между сторонами конфликта. Маневрирование — защита турецких интересов. Чем больше Россия будет вовлечена в украинский конфликт, тем лучше для Турции. Тем больше возможностей получает Анкара для торга с Евросоюзом и для операции в Сирии.

«СП»: — В своем заявлении Чавушоглу отметил, что Анкара рассматривает происходящее на Украине как войну. Как это понимать? Что меняется? В Конвенции Монтрё сказано, что Турция может закрыть проливы, если она подвергнется угрозе войны.

— Не сама подвергнется угрозе войны, а если она считает, что она подвергнется угрозе войны. Это очень разные формулировки. По сути, Турция может при любой войне на Черноморском театре военных действий закрывать проливы для судов воюющих держав. И она этим правом вполне может воспользоваться.

«СП»: — Чавушоглу пояснил, что если военный корабль России или Украины отправляется в порт основной стоянки, то этот проход не может быть заблокирован. Однако, если судно отправляется на базу, то оно не должно участвовать в боевых действиях после того, как пройдет через Босфор. А если будет участвовать? Что если Запад и Украина спровоцирует российское судно на боестолкновение?

— Подумайте логически. Наш Черноморский флот уже находится в Чёрном море. Ему не нужно возвращаться в Чёрное море через проливы. Усиливает наши военно-морскую группировку за счёт кораблей других флотов, которое пойдут через проливы, нам смысла нет. Наши черноморская группировка вполне справляется с ситуацией, Тем более что украинского флота уже по факту нет. Поэтому никаких там провокации быть не должно.

«СП»: — Если закрывать проливы, то для всех? Даже для американцев?

— В конвенции написано о любых военных кораблях. Если Турция закроет проливы в том числе для американских кораблей, то это будет очень крутое решение в нашу пользу. Это значит, что США не смогут нам угрожать своим военным присутствием в Чёрном море, а украинцы не смогут использовать американское военное присутствие для каких-нибудь провокаций. Например, для удара по американскому кораблю оставшимися у Украины ракетами с дальнейшим заявлением о том, что это сделали русские.

«СП»: — По-вашему, дойдет ли до закрытия? Американцы, очевидно, будут давить. Или Эрдоган не решится?

— Эрдоган славен тем, что может принимать сложные и непредсказуемые решение. Поэтому я бы здесь гадать не стал. Но, ещё раз, полное закрытие проливов для прохода военных судов всех держав скорее в нашу пользу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.